забрасывание офиса Учителя «коктейлями Молотова» и протесты Поклонской между собой не связаны

Понимал ли режиссёр, делая свою «Матильду», что тем самым оскорбляет огромное число людей? Понимал. Не мог не понимать

Скандал грозит вот-вот обернуться обвинениями православных в «экстремизме» и даже в создании некого «православного ИГИЛ», который то «коктейлями Молотова» офис Учителя закидает, то грузовиком таранит кинотеатр, вознамерившийся злокозненную «Матильду» показывать.

Начну с «экстремизма». Который, конечно, – всегда зло, в чьём бы исполнении ни реализовывался.  Но когда блудливые девки из «Пусси райот» устраивали перед видеокамерами показательный дебош в храме, когда разнообразная  нечистьв «антирелигиозном» угаре пилила кресты, глумилась над иконами, устраивала омерзительные антиправославные и антироссийские выставки, это почему-то многие ныне возбудившиеся в защиту г-на Учителя считали не «экстремизмом», а неким самовыражением свободных личностей. Когда же отдельные православные, доведённые до отчаяния глумлением над своими святынями, «слетают с катушек» и пытаются восстановить справедливость противозаконными методами, те же самые творческие люди выступают в поддержку «собрата по искусству», требуя покарать «экстремистов» по всей строгости закона.

Кстати, насчёт наиболее радикальных выходок «православных экстремистов» тоже отнюдь не всё так уж очевидно. Как правило, православные, даже активно противостоя какой-либо очередной мерзости, не переходят некого предела. Молитвенные стояния, протесты, сбор подписей, максимум – появление каких-нибудь «казаков» на провокационной выставке – вот максимум, что допускают они, дабы не подставить под удар Церковь. Единственное исключение – абсолютно спонтанный, совершённый на эмоциях,разгром   бессовестной выставки «Осторожно, религия» в Сахаровском центре четырьмя возмущёнными прихожанами одного из храмов.

А вот забрасывание «коктейлями Молотова», таран грузовиком кинотеатра – это как раз нечто из арсенала столь любезных оппозиционным либералам майданных бандеровцев. Водятся, конечно, и в православной среде отдельные экстремисты-провокаторы вроде небезызвестного Энтео со товарищи, но и те до откровенно террористических методов до последнего времени вроде бы не опускались. Не случайно же православное движение «Сорок сороков», только недавно само устраивавшее молитвенные стояния против «Матильды», узнав о поджоге в офисе Алексея Учителя, выразили возмущение и сами предложили взять офис под охрану. Чего им, конечно, не позволили – ещё поймают кого-нибудь «не того»…

Так что, не всё тут так просто, господа! Уж больно своевременно легли все эти примеры «православного экстремизма» на раскручиваемую либеральными (и к сожалению, «левыми») кругами кампанию по созданию образа «православного ИГИЛ». Что живо напоминает технологию 2005 года по созданию мифа о «поднявшем голову русском фашизме», когда на самом первом «Русском марше» десяток провокаторов из команды небезызвестного Дёмушкина ровно пять минут «зиговали» и выкрикивали «Россия – для русских!» перед камерами западных информагентств, после чего с чувством выполненного долга удалились, вероятно – в кассу за гонораром. Но видео-картинка, якобы доказывающая существование  «русского фашизма» была получена и растиражирована.

А теперь – о главном: о праве на «свободу самореализации», вызываемом ею «экстремизме» и позиции Государства. Представьте ситуацию: некий пьяный недоросль мочился на Вечный огонь, а проходивший мимо дедушка-ветеран, возмутившись, ударил его по голове палкой и убил.

Общественное мнение, понятное дело, гарантированно разделится надвое. Одни будут сетовать: «Садист старый! За глупую шалость лишил жизни ребёнка! Какое горе родителям!» Другие: «Прав дед! Так ему и надо!» Ну и кто из двоих прав? Очевидно – неправы оба. Тогда поставим вопрос иначе: кто из двоих более неправ? Очевидно, тот, кто был автором причины, а не следствия. Потому что, не будь первого, не было бы и второго. Но наш гуманный закон скорее всего посчитает наоборот.

В идеале, конечно, такого недоросля надлежало публично выпороть на площади с видеосъёмкой  и выкладыванием видео в ю-туб, чтобы собственное окружение подняло его на смех. Да нельзя – права человека, понимаешь… И привлечь его к реальной ответственности тоже практически нереально, тем более, что заступников найдётся куча. Условный «дедушка-ветеран» это прекрасно знает, но понимает также, что, допустив подобное, он как бы сам отрекается от святых для него вещей, и потому последним аргументом становится тяжёлая палка…

Поэтому не стоит осуждать православных за «экстремизм» и тиражировать страшилки о появлении «православного ИГИЛ». Тем более, что даже дураку ясно, что забрасывание офиса Алексея Учителя «коктейлями Молотова» и законные протесты депутата Поклонской никоим образом между собой не связаны. А имеет место вполне определённая волна протестных настроений, причём спровоцированных осознанно и с пониманием последствий.

Да, Поклонская почитает Николая Второго и считает его святым, на что имеет полное право, и именно потому считает себя не вправе молчать. Ведь суть не в том, был ли Николай Второй «не самым удачным русским царём» или наоборот, был ли у него в юности роман с модной балериной Матильдой Кшесинской или нет. Важно другое – Русская Православная Церковь официально канонизировала Николая и его зверски убитую семью как СВЯТЫХ, что априори ставит этих людей на ступень выше всех не являющихся таковыми действующих и почивших политиков. А значит, для весьма значительной части наших сограждан, вне зависимости от их личного отношения конкретно к человеку Николаю Александровичу Романову, любое глумление над православными святыми равноценно глумлению над всеми православными святыми вообще, над Богом, над их Церковью. Это можно принимать или не принимать, одобрять или нет, но это надлежит принимать как данность и относиться к этому с уважением. Иначе завтра кто-то другой с лёгкостью вытрет грязные ноги обо что-нибудь, что свято для тебя.

Любопытно, что бы сказали критикующие ныне «экстремизм» Поклонской коммунисты, если завтра на экраны страны вышел  бы жёстко-эротический блокбастер «Ленин – секс-машина русской революции» с известными порно-актрисами в ролях Крупской, Арманд и прочих? Как бы реагировали наши свободомыслящие либералы на выход откровенного триллера с массой «пикантных сцен» под названием «Убитый из-за баб» (о Борисе Немцове) или «В постели с академиком» (про то, как Елена Боннер сбила с пути истинного наивного академика Сахарова)? А насколько «толерантно» отнеслись бы мусульмане к эротической комедии «Юношеские похождения пророка Мухаммеда»?

Мне почему-то кажется, что реакция была бы более чем бурной, и для  создателей подобных «шедевров» потребовали бы самой суровой кары. И поделом!!! При этом непременно  нашёлся бы кто-то менее терпеливый, и вместо уличных демонстраций принялся вершить самосуд. Особенно, если бы Государство привычно развело руками и выдало в оправдание своего бездействия нечто о «свободе творчества» и «праве на авторскую трактовку». Пример с печальным концом таких же потерявших совесть «юмористов» из французского «Шарли Эбдо» - прекрасное тому подтверждение.

А теперь – собственно об Алексее Ефимовиче Учителе.

Есть необходимый, хотя и не достаточный критерий, позволяющий отличить настоящего русского интеллигента от возомнившей о себе «образованщины». Это – твёрдая внутреннее табу на «разговоры в доме повешенного о верёвке». То есть, на сознательное нанесение людям боли и оскорбления рискованными высказываниями о том, что для них свято. Даже если вы сами его таковым отнюдь не считаете, имеете на сей счёт неотразимые аргументы и готовы отстаивать свою правоту. И дело даже не в том, что вас не поймут и, в лучшем случае, возненавидят. А в том, что интеллигентность предполагает, как минимум, уважительное отношение к собеседнику и не-нанесение ему оскорбления, тем более – ради того, чтобы продемонстрировать окружающим свою креативность и остроумие, сорвав аплодисменты.

Понимал ли режиссёр, делая свою «Матильду», что тем самым оскорбляет огромное число людей? Понимал. Не мог не понимать. Однако озвученная ещё на стадии монтажа скандальность будущего фильма, долженствующая сделать его известным, придать вкус «запретного плода» и тем самым принести успех за границей и хорошую «кассу», затмили, как видно, в его душе все представления о том, что может и чего не может ни при каких обстоятельствах делать русский интеллигент. Как и то, до каких пределов вправе изощряться в «свободе самовыражения» нормальный ответственный гражданин, чтобы не провоцировать весьма нежелательную в сегодняшней России дестабилизацию…

Кстати, вся поднявшаяся затем волна протестов, поднятая депутатом Поклонской, вся острейшая полемика в СМИ и даже отдельные проявления «экстремизма» - всё это тоже в конечном итоге сыгралона рекламу «обычного фильма о любви», которого, не будь он изначально задуман как скандал, быть может, никто бы и не заметил. Нет, я не утверждаю, разумеется, что тараны грузовики и швыряние «коктейлей Молотова» оплачивает ради «раскрутки» фильма рекламная служба Алексея Учителя! Но бесспорно и то, что не предвидеть заранее реакцию православных на своё творение режиссёр, разумеется, не мог. А раз предвидел, но ради суетной славы и грядущего гешефта пошёл-таки на это, то значит, во всём «экстремизме», который уже случился и ещё, не дай Бог, случится по этому поводу, он – как минимум соучастник, если только не организатор.

Нет, по закону Алексей Ефимович, должно быть, прав. Но – по закону писаному, а не по закону совести, нарушив который, он перешёл некую черту. За что непременно ответит когда-нибудь на ТОМ СУДЕ, где никакие ссылки на «свободу творчества» и право художника» во внимание приниматься не будут.


http://zavtra.ru/blogs/strasti_po_matil_de


Recent Posts from This Journal

К Николаю II отношусь скептически, но зачем было делать такой фильм о человеке, который причислен к лику святых?!

Читал мнение, что Учитель сознательно провоцировал:
- монархистов и православных - понятно чем
- сторонников коммунистической идеи - тем, что исказил историческую правду, приукрасив Николая.

И теперь, того гляди, будем наблюдать сцену из "Бега":
"А ты сволочь, Парамон. Я бы даже в красные записался, только чтобы тебя шлепнуть. Шлепнул бы, и сейчас же назад выписался."
Хватит пиарить этот фильм. Сколько можно? Ладно бы Вам платили, но вы же за бесплатно. Такие как Вы и Поклонская сделаете кассу Учителю. Уже тошнит от этой сраной "Матильды" в ленте. Причём половина всех постов - в вашем журнале.

А за псевдоправославных террористов вы несёте такую же ответственность, как муллы в вахабитских мечетях несут ответственность за воинов джихада.

Сейчас прокатят это фуфло в кинотеатрах, а в следующем году никто даже сюжета не вспомнит. А если бы не "православные активисты", то на фильм вобще бы никто не пришёл.
Угомонитесь, ради Бога. Можно подумать что мнимая или действительная интрижка с балериной это такое пятно на безгрешной жизни Николая. Он же не был святым по жизни, его просто убили безбожники. Его прославили за смерть, а не за жизнь. А по жизни это был обычный человек, нормальный грешник, как мы с вами.
А если бы РПЦ не затеяло объединение РПЦЗ то и святым мучеником он был бы только для православных эмигрантов. А в России он был бы гражданином Романовым, жертвой красного террора.

Простите, вы хороший человек, но занимаетесь сейчас дурным делом.
Православные - мирные люди. Конечно. Но еврейскими погромами баловались регулярно.
И католики - мирные люди. Только совсем недавно почему-то в Хорватии мирные католики легко и непринужденно тысячами уничтожали православных. Даже соревнования проводили - кто больше людей зарежет, кому больше голов молотком разобьет. А чуть раньше на западной Украине католики убивали поляков, потому что они поляки. А заодно евреев и тех украинцев, которые их не поддерживали. Тоже с помощью самого разнообразного садового инвентаря.
А значит, для весьма значительной части наших сограждан, вне зависимости от их личного отношения конкретно к человеку Николаю Александровичу Романову, любое глумление над православными святыми равноценно глумлению над всеми православными святыми вообще, над Богом, над их Церковью. Это можно принимать или не принимать, одобрять или нет, но это надлежит принимать как данность и относиться к этому с уважением.

А к противоположному мнению, стало быть, можно относиться без уважения, требованием запретить прокат фильма?