Татьяна МАСС (tanya_mass) wrote,
Татьяна МАСС
tanya_mass

Tablet Magazine: Пока мир занят Крымом, Путин укрепляет влияние на Ближнем Востоке

Весь мир следит сейчас за событиями на Украине. Россия в это время не забывает о своих интересах на Ближнем Востоке, в частности в Сирии и Иране, пишет журналист американского издания Tablet Magazine. Автор статьи опасается, что Владимир Путин может при желании пожертвовать отношениями с Западом и увеличить свое и без того высокое влияние в регионе.
Пока вашингтонские политики следят за действиями Путина в Восточной Европе, события на востоке Средиземноморья продолжают набирать обороты. При этом маловероятно, что Кремль, занятый урегулированием ситуации в Крыму, откажется от других своих геостратегических интересов.
Российские интересы на Ближнем Востоке обширны и разнообразны. Они не менее, а, пожалуй, и более глубоки, чем интересы Запада. И нельзя исключать, что Путин воспользуется российским влиянием и отношениями на Ближнем Востоке для того, чтобы резко ослабить там интересы Запада с целью обретения новых рычагов воздействия на Украине, пишет бывший сотрудник Госдепартамента США Джош Коэн.
У России есть военно-морская база в прибрежном сирийском городе Тартусе - единственная в Средиземноморье. Это важное морское звено, дающее России проход из Черного моря, который контролируется входящей в состав НАТО Турцией. В мае прошлого года российский ВМФ создал там постоянное средиземноморское оперативное соединение. Это составная часть путинского проекта по укреплению вооруженных сил и проецированию военной мощи в мире. Без Тартуса российским кораблям и подводным лодкам будет негде заправляться при нахождении в восточном Средиземноморье, отмечает автор статьи.
Россия также опасается исламского и конкретно суннитского фундаментализма и ведет давнюю борьбу против радикального ислама. Сначала она делала это в Афганистане, и вот уже 15 лет ведет ее на Кавказе. Путин боится потерять Сирию, которая создаст угрозу на южных рубежах России, если перейдет в руки исламистских сил. Москва знает, что против режима Асада в рядах связанных с «Аль-Каидой» джихадистских группировок воюет немало чеченцев. Поэтому русских вполне естественно беспокоит перспектива возвращения таких боевиков в Россию, если Асад будет свергнут, пишет Джош Коэн.
У русских в Сирии также есть серьезные экономические интересы. Общая сумма сирийских контрактов с российской оборонной отраслью превышает 4 миллиарда долларов. А недавно обнаруженные месторождения природного газа в восточной части Средиземноморья могут стать для России новым источником доходов, поскольку российская государственная газовая компания «Союзнефтегаз» в декабре месяце подписала с режимом Асада контракт на разведочные работы в сирийских водах Средиземного моря.
Влияние России на Асада значительно - сирийский режим фактически стал государством-сателлитом Москвы. Без российской поддержки у режима Асада было бы мало шансов на выживание. Русские поставляют этому режиму крупные партии оружия и оказывают Сирии важнейшую политическую поддержку в ООН, где они наложили вето на многие резолюции, направленные против Асада, напоминает американский журналист.
Между тем у России довольно сложные отношения с другим ее давним союзником по этому региону, с Ираном. С распадом Советского Союза отношения между двумя странами существенно улучшились, поскольку российские и иранские интересы стали во многом сближаться и совпадать. В частности, это касается ограничения американского влияния и власти на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и на Кавказе.
Но в отличие от Сирии, Иран не является российским сателлитом, и есть целый ряд областей, где российские и иранские интересы конфликтуют. Кремль не заинтересован в появлении еще одной ядерной державы по соседству, особенно такой, которая способна побороться с Россией за влияние на мусульманские государства из состава бывшего Советского Союза, объясняет Джош Коэн.
При оптимальном сценарии - если на Украине будет дипломатическое урегулирование - Путин может пойти на наращивание сотрудничества с Западом по Ближнему Востоку. В Сирии, например, Путин может сократить или даже прекратить поставки оружия режиму Асада, подтолкнув его к серьезным переговорам с умеренной оппозицией, полагает журналист.
Но пока, в свете крымского референдума, Запад находится в полном неведении. И если Путин решит, что он готов пожертвовать своими отношениями с Европой, то появятся основания думать о том, что он при желании воспользуется имеющимися у него возможностями для нанесения значительного ущерба интересам Запада на Ближнем Востоке, приходит к выводу Джош Коэн.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments