August 4th, 2009

Москвичка из 16 квартала ПАРИЖА.

 Сегодня прислал стихи один   русский эмигрант из Канады. / Это, кажется,  песня  такая у  Митяева./


Неровность вычурная крыш течет за горизонт.

Шестнадцатый квартал, Париж, чуть вздрагивает зонт...

И женщина французская серьезна и мила...

Спешит сквозь утро тусклое,- должно быть, проспала.
 

И всем, кто встретится ей улочкою узкою,

не догадаться - ведь у всех -свои дела...

Она, хоть бывшая, но - подданная русская...

Она такая же москвичка, как была..


Кстати, 16 квартал /картье/ ПАРИЖА- весьма буржуазный.... Наши люди в таких кварталах не селятся!- сказала бы управдом  из Бриллиантовой руки. А сейчас - селятся! Синонимом РУССКИЕ во Франции стало слово БОГАЧИ.  А меня это радует- понимаю, что не все соотечественники могут погулять по Европам , но хоть кто то.

Как жить, когда любовь уходит?

 Сегодня такой вопрос получила:"Всё, жить уже не стоит? Девчонки, пардон, что так въедливо - подруга сейчас на перепутье... очень важно, как другие дамы с этой ампутацией куска души справляются. Что заставляет жить даже после того, как тот, без которого жизнь невозможна, просто объявил, что такова се ля ви?"

Вот как я ответила: Уход любви - это не ампутация, а метаморфоза. Ничего не ампутируется, не отмирает- перерождается. Материальное- в тонкое, память  - в стихи. Жизнь утончается, и на это состояние обязательно кто то притянется, даже если уже кажется, что никто не нужен на фиг.
Только нужно пережить полностью, не пытаясь скрасить боль перехода кем-то,  подвернувшимися под руку.

А потом подумала, что вряд ли этот опыт кому -то поможет. Все страдают одинаково, но в одиночку.  Знаю, что это очень  больно: видеть любимое лицо и понимать, что  он уже не твой. И эта ямочка на подбородке уже не твоя. А потом проходит время и вспоминаешь  уже спокойно об этой ямочке на подбородке, о подбородке, о лице, да и самом владельце всего этого.
да, такова се ля ви!