May 10th, 2013

Оппозиция это сектантсткая нетерпимость и ненависть к инакомыслящим

Оригинал взят у alex_serdyuk в Андрей Максимов - Вчера я позволил себе, как выяснялось,...



11:43, 8 мая 2013



«Очень грустно»


«Очень грустно»

Я позволил себе, как выяснилось, недопустимое. А именно – высказать свою мысль. Незамысловатая эта мысль заключалась в следующем. Я посмел сказать, что, на мой взгляд, после гибели человека митинг вчерашний было проводить не надо. Подробнее…

все новости




Вчера я позволил себе, как выяснялось, недопустимое. А именно - высказать свою мысль.

Незамысловатая эта мысль заключалась в следующем. Я посмел сказать, что, на мой взгляд, после гибели человека митинг вчерашний было проводить не надо. Мне так кажется и сейчас.

Не более, чем мысль. Просто слова. Что началось! Кто-то меня поддержал, кто-то не согласился: нормально. Но такого количества мата и оскорблений в свой адрес я давно не получал.

Тут еще сайт "Эхо Москвы", радиостанция в эфире которой я не был, наверное, лет семь - вежливо попросил меня перепечатать пост. Спасибо за внимание. Конечно. На сайте "Эхо Москвы" меня измордовали по полной программе, в огромных количествах, со всеми возможными оскорблениями. Желающие могут поинтересоваться, и, видимо, получить удовольствие.
Collapse )

письмо Наталии Захаровой к дочери из тюрьмы

Natalia Zakharova
«Голос Дочери». Французская тюрьма. Январь 2011года

Родная, меня посадили в тюрьму
«Флери-Мерожис», это месть за войну,
Которую я веду за тебя,
Что б жить с тобой вместе, дочурка моя.

Здесь плесень яд источает от стен
И в камере холод почти до колен,
Матрас провонял табаком, наркотою,
И скудно мерцает луна наготою,
В колючем венце над тюремной стеной.
И страшно так здесь одной...

Ночами кажется, что лежу я в могиле,
От холода руки и ноги застыли,
-«Эй, есть -ли живой здесь, хоть кто-то?»
-Кричу я .Безмолвие…Ночь..

На столе только фото
Твое, его к груди прижимая рукой,
Шепчу , как ребенок:"Ты, Маша со мной!"
И слезы горячей любовью,
Текут по лицу к изголовью...

Зову я тебя безответно в ночи,
А в мантиях черных мои палачи,
Роятся, слетаясь, кривляясь,
Над страхом моим забавляясь.

И Дух моих предков воспрянул во мне!
Наполнив отвагой бойца на войне.
Он разметал тюрьмы темноту,
И мантии канули все в пустоту.
Затем, вдруг, соткался свечой у киота,
И озарилось дочкино фото.

И лик твой кроткий увидела я,
Он нежно с любовью глядел на меня.
И эта улыбка родная,
Шепнула мне, что не одна я.

"Ты - Мама моя, моя вера ,мой Храм,
Не бойся ты их, я- тебя не предам!
И хоть ты за этой тюремной стеной,
Я, Мама, рядом с тобой!»