May 11th, 2013

Петр Мамонов: " Вся ваша культура путаница одна!"




Творчество поэта, актера и музыканта Петра Мамонова вызывает много вопросов. От наивных, в том духе - здоровый ли это человек? До более серьезных - может ли шут быть христианином?

На эти вопросы Петр Мамонов отвечал корреспонденту «НС» диакону Феодору Котрелеву в деревне Ефаново, где живет бывший лидер рок-группы «Звуки Му».
Поэт, музыкант, актер, художник Петр Николаевич Мамонов родился в Москве в 1951 году. В 1979 году окончил Московский полиграфический техникум. В 1979-1982 годах учился на редакторском факультете Московского полиграфического института. Работал печатником в типографии «Красный пролетарий», банщиком, лифтером, переводчиком с норвежского. В 1982 году организовал одну из самых ярких и экспериментальных групп в русском роке - «Звуки Му». В 1989 году группа распалась, с тех пор Мамонов выступает как актер театра (спектакли «Лысый брюнет» и «Полковнику никто не пишет» в театре имени Станиславского), в том числе и с собственными произведениями: «Есть ли жизнь на Марсе?», «Шоколадный Пушкин», «Мыши, мальчик Кай и Снежная Королева». Параллельно П. Н. Мамонов снимается в кино: фильмы «Игла», «Такси-блюз» «Нога», «Время печали еще не пришло», «Пыль» и др. Творчество Мамонова всегда вызывало неоднозначную реакцию у публики. Одних шокировала стилистика театра абсурда и сценический образ Мамонова: его герой словно душевно болен или находится в припадке эпилепсии - другие считают Мамонова талантливым новатором.
На фото: в конце 80-х Петр Николаевич блестяще сдал пробы на роль Антона Макаренко в фильме по «Педагогической поэме». Однако, к сожалению, картина была закрыта в 1991г.

- Петр Николаевич, «простому» человеку ваше творчество - то ли театр, то ли рок-музыка - понять непросто. Поэтому у нас несколько вопросов относительно вашего творчества…


- Нам надо помнить знаете что? Такую историю: когда Господь наш Иисус Христос в Иерусалим входил - на ослице ехал - и люди бросали пальмовые ветви, цветы, ветви деревьев, кричали осанну - ослица была в полной уверенности, что это кричат ей. Вот нам надо помнить, что мы вот такие вот ослицы - к вопросу о творчестве… Слава Богу, что Господь такое понимание дает. Поэтому я говорю совершенно серьезно, без всякой иронии, что для меня вообще неясно, что такое «я». Куда мне, грешному, свой ум прикладывать? Какое бы то ни было творчество возможно только в том случае, если Господь своей безудержной и совершенно непостижимой любовью, которой Он залил весь мир, проникнет в мое сердце. Знаете, как древние считали, как образуется жемчуг в устрице? Устрица раскрывает раковину, и туда попадает луч солнца или удар молнии - и так образуется жемчужина. Так пишет об этом Исаак Сирин - это мой любимый святой. И наше дело - только створки открыть и ожидать. Если луч попадет - слава Господу, тогда жемчужина образуется, и ее уже не отдашь ни за какие коврижки! Вот вы ко мне приехали, чтобы я вам что-то сказал про творчество, врать начал, что я вот творческий человек, я вот так задумал, я придумал, да я вот так ножку поставил, эдак поставил? А я не могу врать. Я - это вон, пиджак в шкафу. Никакого меня нету, и никакого моего творчества тоже нету, слава Тебе, Господи!

- А что есть?


- Господь.

- Как-то раз моя бабушка увидела - в записи - ваше выступление и говорит: «Чего это он поет, как больной, дергается?»


- А я кто? Я разве здоровый? Или вы здоровый?

Collapse )

(no subject)

Жерар Депардье: от олигарха с Шерш-Миди до россиянина из Мордовии

G.Dep-copie-1.jpg

«Россиянин из Мордовии», получивший вместе с валенками и расшитой рубахой новенькую «краснокожую паспортину», лишь формально подтвердил состояние своей мятущейся души. Жерар Ксавье Марсель Депардье, родившийся в 1948 году в Шатору, хоть и числится в метриках Пятой республики прямым потомком галлов, на самом деле давным-давно уже стопроцентный новый русский. Олигарх — и не только от кино, прошу заметить…

Король Жеже

Депардье сейчас — это целый бизнес-конгломерат, на который работают полтора десятка компаний, сотни и сотни людей. Международный холдинг, действующий на нескольких континентах. И сердце этой империи бьется на парижской улице Шерш-Миди, что переводится на русский как Ищи Полдень. Я прожил в этом квартале пять лет и искал полдень на этой улице едва ли не ежедневно. Побывал на Шерш-Миди и совсем недавно, так что могу с полным основанием засвидетельствовать, как изменилась за последние годы эта типично парижская улочка, которую, как предполагает газета «Фигаро», скоро переименуют в «рю Депардье».

На всем своем протяжении нынешняя Шерш-Миди — это фамильный домен месье Жерара. Двинемся от бульвара Распай в сторону Монпарнаса. Сразу за «Бон Марше», знаменитым аналогом московского ЦУМа, расположена уютная забегаловка «Бьен Десиде», принадлежащая Депардье. Сам актер заглядывает сюда нечасто, зато в кафе не счесть других звезд шоу-бизнеса, проживающих в этом приятнейшем квартале. Дальше, если шагать от исторического центра Парижа, прямо у мостовой мы видим огромный поддон, на котором роскошные рыбины нежатся в ледяной крошке. Это «Моби Дик» — фирменный магазин Депардье, приобретенный им в 2010 году. Нередки дни, когда наш герой в характерном фартуке через плечо самолично стоит у прилавка, чтобы предложить клиентам бретонского омара или нежнейшую камбалу из Северного моря…

Идем далее и, перейдя узкую улицу, упремся в винную лавку, стилизованную под сельский подвальчик. Там молодые услужливые сомелье предложат вам купить (по вполне разумным ценам) прекрасные французские вина и не преминут обратить внимание на бутылки с контурным изображением Депардье на этикетке: «Возьмите, не пожалеете!» Излишне говорить, что магазин — это тоже собственность нашего героя.

Но самое интересное ждет нас в доме под номером 110. Здесь открылся стилизованный японский бутик — новое увлечение Депардье, который за последний год не только пристрастился к суши и янаги, но и стал сопрезидентом Ассоциации любителей саке. На это актера-бизнесмена подбил Тосиро Курода, в прошлом известный японский журналист, а ныне глава группы ISSe, специализирующейся в Париже на кулинарии из Страны восходящего солнца. Он один из первых поставщиков в Европу аутентичного саке.

Если же спросить в угловом кафе «Реле де ля Пост» — оно, кстати, тоже собственность Депардье, — кому принадлежат соседние дома, вам ответят в стиле сказки про Кота в сапогах: «Маркизу Карабасу!» То есть опять же месье Жерару. С появлением этого яркого персонажа расцвела мифология квартала, ранее связанного с именами Цветаевой, Ахматовой и Модильяни.

«Представь себе, — рассказывает месье Ромюальд, торговец газетами и один из аборигенов Шерш-Миди, — в одном из домов прорвался водопровод и залил парикмахерскую на нижнем этаже. Ее владелица разорилась бы — жди, пока сделают ремонт! — если бы не месье Жерар. Депардье узнал о несчастье и сам предложил бедной женщине временно переехать в один из его домов. С весьма гуманной платой за аренду помещения для салона-парикмахерской. Казалось бы, какое ему, великому актеру, дело до какой-то цирюльницы! А он пришел на помощь незнакомому человеку и спас его от безработицы».

«…Салют, Жеже!» — приветствуют Жерара Депардье, царственно дефилирующего на мотороллере по Шерш-Миди, честные буржуа, сидящие за столиками кафе на углу с улицей Сен-Пласид, и лавочники с переулка, носящего имя аббата Грегуара. Все в Шестом округе Парижа знают: король Жеже следует в свой особняк. Лет двадцать назад Депардье купил за 25 миллионов франков, выложенных разом, отель де Шамбон, который был построен в первые годы девятнадцатого столетия для барона Шамбона, интенданта наполеоновской армии. С улицы этот дом под номером 95 выглядит более чем скромно: темные ворота в стене, два барочных вазона над входом да пластиковые столбики по сторонам, чтобы не парковали машины. Но, если проникнуть внутрь, в здание с античным портиком, открываются истинные сады Семирамиды.

Collapse )

(no subject)

Недавно пересмотрела фильм " ОСТРОВ".   В конце, перед смертью отца Анатолия, отец Иов спрашивает его растерянно: "А мне как жить то?" , растеряв    уверенность в  собственной  надверхней позицией над кликушествующим, несерьезным  монахом- отцом Анатолием... И когда отец Анатолий помирает, остается что:  несет  тяжелый крест отец Иов, и плачет осиротивший враз отец Филарет. Юродивые это явление православной церкви. Без них  рациональность веры / она тоже  должна быть/  заслоняет иррациональность веры / все таки вера по сути иррациональна/. Есть ли сегодня юродивые в нашей церкви? Добрые батюшки, хорошие монахи есть - слава Богу, церковь возрождается, а юродивых пока нет. Заитересовавшись этой темой, нашла интересную статью в инете. вот кусок оттуда Кому интересна эта тема- делюсь ссылкой:http://www.bibliotekar.ru/rus/11.htm

Жизнь юродивого,  как  и  жизнь  киника,  --  это  сознательное

отрицание красоты, опровержение общепринятого  идеала  прекрасного,

точнее  говоря,  перестановка  этого  идеала  с  ног  на  голову  и

возведение безобразного в  степень  эстетически  положительного.*23

Если у киников "эстетика безобразного" есть следствие доведенного до

абсурда "сократовского  принципа  утилитарной  добродетели",*24  то

безобразие юродства также возможно лишь  потому,  что  эстетический

момент поглощен этикой. Это возвращение к раннехристианским идеалам,

согласно которым плотская красота -- от дьявола. В "Деяниях Павла и

Теклы" апостол Павел изображен уродцем. У Иустина, Оригена, Климента

Александрийского и Тортуллиана отражено предание о безобразии самого

Христа. Это значит, что Иисусу приписывалась одна из черт,  которые

в ветхозаветные времена считались мессианскими.*25 В юродстве словно

застыла та эпоха,  когда  христианство  и  изящные  искусства  были

антагонистическими  категориями.  Различие  в  посылках  кинизма  и

юродства не мешает видеть, что оба феномена, в сущности,  близки  в

философском осмыслении жизни: и киники, и юродивый стремятся достичь

духовной свободы, их цель -- благо, а благо не  может  зависеть  от

плотской красоты. Впрочем, благо никак не вытекает и из безобразия,

поэтому  в  кинизме  и  юродстве   столь   отчетлива   полемическая

заостренность  против  общепринятых  норм  поведения.   В   кинизме

бросается в глаза момент эпатирования, а в юродстве -- мотивы укора.

Марина Влади - русские и французские фото


Марина Влади и  Владимир Высоцкий в день празднования десятилетнего юбилея театра  на Таганке (1974 год).






Встреча генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева с руководителями общества "Франция-СССР" в Париже (1971 год). В центре - активист общества актриса Марина Влади.Collapse )

(no subject)

 Приснился сон - как будто к моему дому подъезжает  Березовский, одетый как обычно:  в черном пидаже, белой рубашке и подает мне  потрепанный еженедельник в черном кожаном переплете.  При этом говорит:
-Спрячьте его немедленно.
Такой приказной тон  старого шулера от политки меня  напрягает.
И я  с  подчеркнутым таким достоинством европейской  женщины  спрашиваю -:А почему я должна его прятать?
 -Во имя общечеловеческой солидарности- отвечает БАБ. И, понимая что фраза-то  демагогическая до пошлости, я, как под гипнозом, беру эту книжечку.
НА прощанье БАБ мне еще говорит: -Если бы вы знали, какая там инофрмация, какой компромат! Вся полиция мира будет его разыскивать! И уезжает в сопровождении туповатых мужчин в сером
И вот во  сне я все убегаю, уезжаю от полиции по  каким то  улочкам, ховаю в  своих вещах  этот еженедельник.
Утром рассказываю за завтраком сон своим, а они меня спрашивают на полном серьезе: -А ты не прочитала что там было написано?
-Где!?
-Ну этом еженедельнике!