May 24th, 2013

Анжелина Джоли жертва и участник многомиллиардной афёры

Как публичное объяснение Анжелины Джоли вписывается в кампанию, ориентированную на миллиардные прибыли корпораций, владеющих патентами на человеческие гены.

график скачка стоимости акций корпорации MYGN, владеющией патентом на ген BRCA
график скачка стоимости акций корпорации MYGN, владеющией патентом на ген BRCA

Объявление Анжелины Джоли о том, что она прошла двойную мастэктомию (хирургически удалила обе груди), несмотря на то, что рака груди у нее не было – вовсе не невинное признание, за которым стоит не личное “смелое решение”, как его характеризуют в прессе. Выясняется, что это заявление было предано огласке очень своевременно, как раз в преддверии рассмотрения Верховным судом США дела о правомерности патентования гена BRCA1.

В едином клубке сплелись финансовые связи, интересы инвесторов, потенциальные доходы от слияния крупных перспективных корпораций, патенты на человеческие гены, судебные иски, торговля на людских страхах и ставка на миллиарды долларов. Одернув занавес, вы сразу увидите вовсе не только невинно выглядящую женщину в момент тяжелого выбора – дело намного серьезнее, и вопрос касается защиты миллиардов долларов потенциальной прибыли, возможной при аккуратном и грамотном проведении общественной кампании по манипуляции женским мнением.

АнжелинаПризнаки того, что это постановка, можно было заметить давно: идеально отполированный текст Анжелины Джоли для New York Times, очевидно написанный профессиональным корпоративным райтером, аккуратные формулировки, в которых слово “выбор” приобретает вполне “политический” заряд… Очевидная готовность даже и ее мужа Брэда Питта пользоваться заготовленными, точно выбранными словами при описании этой истории: “сильнее”, “гордость”, “семья”.

Но есть и факты, однозначно указывающие на сценарность происходящего: как-бы спонтанное заявление Джоли волшебным образом появилось на обложке журнала People на этой неделе – на обложке журнала, который обычно подписывают в печать за три недели до его появления в продаже. И на обложке, не удивляйтесь, то же лингвистическое программирование, те же нотки что и в New York Times: “смелый выбор” и “нужно было пойти на это”. Эти интонации – не совпадение.

И это доказывает, что ее заявление – часть заранее спланированной пиар кампании, в которой «мессадж» был тщательно разработан для того, чтобы определенным образом сформировать общественное мнение. Но как именно Джоли планировала повлиять на мнение общества? Как насчет интересов, которые можно оценить в миллиарды долларов прибыли для какой-нибудь корпорации?

Грядет рассмотрение в Верховном Суде США вопроса о праве собственности на патент на ген BRCA1.

Объявление Анжелины Джоли и все эти точные словоформы спровоцировали четыре основных последствия:

1) Повсеместно женщины стали с удвоенной силой бояться рака груди – публикации ложной статистики заставили бояться всех, у кого есть грудь (о статистике будет ниже).

2) Женщины бросились искать лаборатории, где бы им сделали этот тест. А тест, надо же, запатентован корпорацией Myriad Genetics, и благодаря запатентованности гена, тестирование стоит 3-4 тысячи долларов. Только само тестирование – уже многомиллиардный рынок, но только если Верховный суд признает право на патентование генов.

3) Заявление вызвало космический скачок стоимости акций корпорации Myriad Genetics (MYGN)

Collapse )


26 мая во Франции снова пройдет манифестация против нового закона об однополых «браках»



26 мая сотни тысяч противников закона об однополых «браках» снова выйдут на улицы Парижа. Закон был одобрен 23 апреля, но многочисленные толпы продолжают протестовать, удивляя даже масс-медиа: люди мобилизуются через социальные сети, организуют спонтанные собрания на улицах, проводят так называемые «утренние пробуждения» под окнами министерских домов.

Противники закона развешивают транспаранты на автотрассах, устраивают молодежные встречи с песнями и речами на глазах у полиции, в стиле Всемирных Дней Молодежи.

В простесты вовлечена и сеть так называемых «бодрствующих матерей», которые пытаются отвести угрозу суррогатного материнства.

Социальному и экономическому совету Франции была передана петиция, которую менее чем за 10 дней подписали более 700 тысяч человек. Согласно социологическим опросам конца апреля, большинство французов разделяют мнение противников закона и не согласны с правом однополых пар на усыновление детей. Однако 26 мая Конституционный совет должен будет высказаться по этой теме и, скорее всего, закон вступит в силу. Поэтому 26 мая может быть уже слишком поздно что-либо изменить.

Организаторы манифестации надеются, что несмотря ни на что движение против однополых браков расширится и охватит также другие сферы, касающие достоинства человеческой жизни: не только гражданских и биоэтических аспектов, но и социально-экономических, как подчеркнул новоизбранный президент Французской епископской конференции монсеньор Жорж Понтье.

В самом деле, экономика не остаётся в стороне от гендерных проблем. Не так давно один влиятельный бизнесмен заявил: «Не всё ли равно – сдавать внаём своё чрево для деторождения или свои руки для работы на заводе?». Экономист Кристиан Арбуло в свою очередь убежден, что гендерную идеологию нельзя отделять от «оптимизации потребительства посредством исчезновения половых различий».

Того же мнения придерживаются многочисленные финансовые колоссы, и не только во Франции. И именно поддержка крупных американских и европейских компаний, убежденных в том, что это «good buisness», стало решающей для «брачной реформы» во Франции. Как говорится в официальных документах, реформа направлена на «новый альянс между силами будущего: молодежью, меньшинствами, женщинами, горожанами и некатоликами». Таким образом, католики были исключены из дебатов. Каково же было удивление политиков, когда на площади вышли протестовать как раз «молодежь, меньшинства, женщины, горожане и некатолики». Но они не нашли понимания у руководящего класса, убедившись, что «официальный Запад» отрицает саму человеческую природу. И защищать её призваны как верующие, так и неверующие.

Радио Ватикана

Внизу фото-репортаж из  журнала "Фигаро" о прошедших манифестациях противников однополых браков в Париже. Полиция  применяла газ, противостояние было жестким, как сказал один из полицейских.

Environ 500 manifestants dont certains masqués ou encagoulés, ont provoqué les CRS et gendarmes mobiles.
Les forces de l'ordre ont répliqué par de longs jets de gaz lacrymogène pour éloigner les manifestants.

Les manifestants arrosés de gaz lacrymogène, se protégent autant que possible.Collapse )