January 5th, 2014

Чемоданный диссонанс

Вчера в аэропорту встречала  москвичей. С ними мне подруга из Москвы прислала подарки к Рождеству. Я ребят этих не знала, поэтому подруга мне  сказала: "Ты смотри людей с яркими  расписными чемоданами - это  и будут они, наши родственники и друзья".

И вот  стою я  в зоне ожидания, облокотившись о барьер и смотрю не на людей, а на их чемоданы. Прибыло сразу несколько рейсов -  Москва, София, Барселона, Китай. И многие пассажиры выходят с яркими чемоданами...  человек триста одной толпой. У меня чуть не случился чемоданный диссонанс: чемоданы  в розочках, в точечку, в полосочку, расписанные комиксами, монализами, детскими рисунками... Не представляла даже, что существует так много идей для росписи чемонадов!

Толпы идут, но чемоданы все не те...И даже не могу отличить, русский ли это рейс - сегодня все выглядят одинаково...раньше наши выделялись хорошей одеждой, сегодня как-то уже под европейский уличный стиль новорят...

Но  вот что-то изменилось в   атмосфере - можете верить или нет - не глядя на людей / я  же не сводила глаз с их чемоданов/, я вдруг  ощутила, что русские идут. Энергетика другая...если попытаться сформулировать: упрямство и сила. И некая радость жизни, спрятанная за уставшими от авиа- перелета  обычными лицами. От наших другой l'air, умная серьезная волна..

.Шли наши, и к некоторым из них подбегали французские администраторы с табличками: "Grigoriev Dmitrij"  "Semenov Vladimir", а рядом украинский мужычина огромадного роста встречал друга  Виктора из Москвы.

-А зачем  вам табличка с именем, если это ваш друг?-спросила у него я.
-Та,  я ж хочу приколоться.

Друг Виктор показался, и дядько стал снимать его на мобилку. Но прикол не получился- Виктор в толпе не заметил таблички с его именем и быстро прошел мимо. Дядько тогда громко свистнул на весь зал ожидания и заорал: "Витька! Витька! Я тут!"

И седой москаль  "Витька" через толпу бросился обниматься с хохлом-дружком.
Я  тоже  дождалась,  бросилась к людям,   чуть не расцеловала их прекрасные чемоданы,  которые, наконец, прибыли. И которые я углядела все же в толпе.