February 13th, 2014

В варварской России за бронзу платят больше, чем за золото в цивилизованных Нидерландах

Оригинал взят у lady_katz в В варварской России за бронзу платят больше, чем за золото в цивилизованных Нидерландах

Олимпиада сильно повысила уровень писучести у оппозиционеров. Многие из них ведут свои альтернативные дневники и летописи соревнований, транслируя их в соцсети. Кто-то, как Виктор Шендерович, занимается философской аналитикой. Писатель зрит в корень и отматывает счетчик почти на столетие назад, дабы понять, откуда у российской фигуристки Липницкой ноги растут и когда Россия вместе с ней отбросит коньки.

Но так как все самые интересные темы порасхватали крупнокалиберные оппозиционеры, то мало кому известным активистам очень сложно найти олимпийский сюжет для своей колонки. А ведь чешется написать-то.  Вот, например, уральский политолог и публицист Фёдор Крашенинников очень обеспокоен выплатами российским спортсменам.


На фото: Фёдор просит Господа ниспослать ему денег, ибо работает он за идею

Collapse )

оскотинивание оппозиции

Сегодня приснилось что  одна пожилая либералка в моем доме  кривляется и глумится над Россией. Я ее начинаю выгонять, она падает и умирает: у нее, оказывается, череп размягченный. То есть,  мозг  под кожей. Фу,такой противный сон.

 Сейчас друг скинул новые высказывания либералов о девочке- чемпионке - такое же гадливое брезгливое чувство накрыло к этим "оппозиционерам", как во сне к уродливой тетке. Кто-то правильно определил в твиттере:   "Это уже оскотинивание оппозиции"

dedey (91.78.97.65)
13 фев, 2014 05:57 (UTC)
тут еще одтн "отличился" https://twitter.com/otstavnyh/status/433573313516806144

«Я уничтожил население целого города»

загруженное777

Гинеколог Стоян Адашевич — первый сербский врач, публично назвавший искусственное прерывание беременности убийством, ответственность за которое несут в равной степени мать ребенка и врач, проводивший операцию. Совсем недавно свет увидел его исследование, сборник статей об абортах — «Святость жизни». Настоящее интервью потрясает своей откровенностью и содержанием. Наиболее подходящее определение для этого интервью, пожалуй, исповедь, всенародное покаяние.

- Когда вы поняли, что, совершая преждевременное прерывание беременности, вы тем самым убиваете человека?

- Я врач, я прекрасно отдаю себе отчет в том, какие бесчеловечные поступки были мною совершены, я обязан свидетельствовать, просветить, предупредить людей, что преждевременное прерывание беременности фактически не что иное, как убийство не рожденного, беззащитного человека. Среди моих обязанностей как врача гинеколога были и разрешенные государством аборты. Тогда я не знал, что совершаю убийство, но теперь понимаю, сколь велика моя вина перед Богом и людьми. В Университете меня учили, что ребенок начинает жить лишь родившись, становится человеком с первым плачем. До этого он лишь часть внутренних органов своей мамы, такая же часть, как печень, почки или селезенка.

Я совершил почти 62000 абортов! Я собственноручно уничтожил население целого города. В Белграде множество больниц и клиник, где совершаются аборты. В конце восьмидесятых началось использование ультразвука, принесшего мне страшные открытия. Я увидел младенца, увидел, как бьется его сердце, как он шевелится, открывает рот. Дети на более поздних сроках беременности уже сосали большой палец на руке, могли чувствовать и испытывать эмоции, на учащения колебаний звуковой волны реагировали убыстрением собственных движений. И представьте себе, достаточно всего четырех — пяти минут (столько обычно длится аборт), чтобы убить этого маленького человека.

Collapse )

Сегодня в Бельгии приняли закон об эвтаназии для детей

Неизлечимый подросток под присмотром психолога и с согласия родителей должен будет сам попросить о смертельной инъекции

Парламент Бельгии принял спорный законопроект об эвтаназии для несовершеннолетних неизлечимо больных.

"За" проголосовали 86 депутатов Палаты представителей, "против" высказались 44, 12 парламентариев воздержались.

Теперь чтобы закон вступил в силу, его должен подписать король Бельгии Филипп, передает агентство Reuters

Механизм прост: неизлечимый подросток под присмотром психолога и с согласия родителей должен будет сам  попросить о смертельной инъекции.

Категорически против этого выступают как религиозные, так и многие общественные организации. Противники называют проект узаконенным детоубийством и выходят на митинги.

И хотя протестующие не сдаются, опросы впечатляют: около 80% бельгийских родителей готовы пожелать ребенку скорой смерти, если она и так неизбежна, а боль невыносима.

В Бельгии уже более 10 лет  действует закон об эвтаназии. В нем оговорено, что больной, желающий добровольно уйти из жизни и прекратить свои мучения, должен быть совершеннолетним и дееспособным.