April 2nd, 2017

Украинцы в ФБ, маскируясь под питерцев, зовут на акцию 2 апреля в Москве

Оригинал взят у pavel_shipilin в Согласен с Носиком
Ко многим, если не к большинству умозаключений эпатажного топ-блогера Антона Носика я по понятным причинам отношусь весьма настороженно. А вот с его предостережением не ходить в воскресенье на акцию протеста не могу не согласиться. Хотя и с оговорками.



Художник И.А. Владимиров. Погром винного магазина. 1917 г.

Read more...Collapse )

Репатриантка Ольга Бакушинская об особенностях поиска работы в новой стране




Когда я встречаю совсем новых репатриантов (и кажусь себе старожилом), понимаю, какие неправильные вещи их волнуют. Почему нет батарей в квартире при таком климате, почему обувь дорогая и некачественная, почему на улице много мусора. Оно и понятно. Пособие хоть и не очень большое, но позволяет поразмышлять о разной лирике. Однако через полгода оно прикажет долго жить, закончится ульпан, и новые репатрианты обнаружат себя в ситуации поиска работы и ивритом на уровне «Повторите, я не понял».


Здесь совсем по-другому относятся к работе, но это понимаешь не сразу.

Это вовсе не потому, что в Израиле серьезная безработица. Нет. Работа есть. На заводе, на уборке, по уходу за стариками. Такое есть всегда. И нельзя сказать, что это непрестижно, вот в чем дело. Любая работа вызывает уважение. Проблема в том, что она тяжелая, монотонная и за нее мало платят. И вот ты рассылаешь резюме в те места, которые кажутся тебе подходящими по уровню квалификации, а тебе отказ приходит только в лучшем случае. В худшем тебя просто не удостаивают ответом.

Ты мечешься, депрессируешь, я начала поглядывать на нищих, которые роются в мусорном контейнере с мыслями: «Вот она, твоя судьба». Серьезно так думала. Потом послала свое резюме в большой супермаркет и в контору, которая занимается уходом за пожилыми людьми.

Read more...Collapse )


Русские, бойкотируем группу ресторанов "Sagardi"

Сотрудники ресторана в испанской столице отказались обслуживать россиян из-за их национальности.

Как сообщила одна из потерпевших, сотрудники ресторана заявили им, что  «люди русского происхождения не приветствуются».

Как написала Анастасия Самоторова в социальной сети Facebook, русскоязычные жители Мадрида планировали на празднование 1 апреля провести вечеринку на 100 человек. Однако вечером ей позвонил менеджер ресторана и сообщил, что «люди происхождением из России не формат заведения Sagardi», - отметила она.

Девушка написала заявление в полицию и сообщила о дискриминации. Владелец сети ресторанов Sagardi Иньяки Виньяспре позднее лично позвонил россиянке и принес ей свои извинения, однако компания категорически отказалась собраться в данном заведении и провели мероприятие в другом месте.


http://tvzvezda.ru/news/vstrane_i_mire/content/201704021541-knpv.htm


Россия двинулась под откос по пути Украины - пока медленно

Россия двинулась под откос по пути Украины - пока медленно

Воскресные митинги, крупнейшие за пять лет после «болотных протестов», показали: «крымская заморозка» внутренней политики закончилась. Власть не смогла (а точнее – не захотела в силу доминирования в ней «офшорной аристократии») воплотить в жизнь патриотические надежды общества. Более того: она не может предъявить обществу никакого приемлемого образа будущего, никакой мечты, - кроме увековечивания «экономики всеобщего распила», нетерпимого для народа и идеального для коррупционеров.

        Страну охватил бюрократический паралич, так как инструкции пишут «эффективные менеджеры», свободные от каких-либо знаний и ответственности, в принципе не имеющие и не желающие (а в ряде случаев – и не способные в силу отупляющего воздействия ЕГЭ) иметь представления о процессах, которые они самодовольно регулируют. При этом многоуровневая система контроля не позволяет нарушать безумные инструкции даже в условиях категорической необходимости и кардинально замедляет, вплоть до полной остановки, созидательную деятельность как таковую.

        В результате взаимодействие с государством превращается в тяжелый бред, а следование правилам становится технологически невозможным либо несовместимо с жизнью.

        Бюрократическое нагромождение противоречащих друг другу и полностью игнорирующих реальную жизнь требований окончательно прошло «точку невозврата», при которой их еще можно было хотя бы надеяться исправить; сейчас этот хаос можно только отменить, чтобы создать нормальную человеческую систему регулирования заново.

Read more...Collapse )

Хватит политики. Мой рассказ про любовь из журнала "День и ночь"

ЖЕЗЛА ЖИЗНИ

В мастерской жёлтый солнечный свет падает из всех окон. В лучах – мириады пылинок, которые не собираются оседать на пол и на свежие холсты. В раме окна тоже картина – мощёная мостовая старого прибалтийского города, разноцветные маленькие дома – как приготовленная декорация в средневековом спектакле о той единственной роковой любви, горше и слаще которой нет на свете.

– Эта тебе нравится? – спрашивает муж, прищуриваясь на среднего размера холст. Жена впивается в новый натюрморт – вытянутые сосуды, старый кофейник, копчёная рыба. Всё старое, потрескавшееся, изношенное, в тёмных коричневатых тонах. Отдаёт Шемякиным, альбом которого он привёз недавно из Питера.

Она спрашивает: “Почему ты любишь смотреть на старые лица?”

– А ты всё светленькое такое предпочитаешь?

Почувствовав его обиду, она отметает это подозрение в пристрастии к банальному светлому:

– Нет, мне нравится тёмное – Брак! Помнишь, мы смотрели в Эрмитаже – натюрморты с чёрной рыбой?

– Но ты всё же любишь цветочки – не сдаётся он.

– Смотря какие – не уступает она. Если уступит, он потом долго будет звать её любительницей цветочков. Он никогда не прощает таких важных мелочей.

Разговора о его последних работах не получается. Сегодня он увозит их в Питер продавать.

Обычно лучшие работы он сдавал в частные галереи, другие продавал сам. Для этого в центре Питера, у решётки Екатерининского сада, абонировал стенд и выставлял на нём свои холсты. Чаще всего покупателями были иностранные туристы, который предпочитали не морочиться обменом валюты и платили “зелёными”. Раньше Вадим учился в Питере в Репинке – в Академии Художеств, и поэтому любил туда ездить, отмечая встречи с бывшими однокурсниками, напоказ пьяными художниками, разговорами об искусстве и о политике.

Он бы и подольше задерживался бы там, у своих друзей, но Танька, его жена, требовала присмотра, как он считал.

Read more...Collapse )



Татьяна МАСС http://magazines.russ.ru/din/2008/6/ma46.html