December 18th, 2017

Жан де Лабрюйер "Характеры, или Нравы нынешнего века"

reposted by tanya_mass
Цитирование классиков - дело опасное. Как правило, фразы вырываются из контекста, и даже при этом их смысл не искажается, то нередко у того же автора можно найти не менее эффектное высказывание, противоположное по посылу. С писателями, для которых краткая и емкая формулировка отношения к той или иной проблеме - главная и конечная цель, а таких во всех века, но особенно в 16-17-м столетии, было немало, еще сложнее. Если читать "Характеры" Лабрюйера не в подборке из хрестоматии, а как целостное произведение, без пропусков, 16 разделов, состоящих из десятков главок, постоянно спотыкаешься о вещи, на сегодняшний взгляд и нелепые, и просто дикие, или же малоинтересные. Он человек своего времени, и для своего времени - весьма, как сказали бы, "продвинутый". Он готов обсуждать соотношение личных добродетелей с сословным статусом и происхождением - но не готов вовсе отказаться от значимости последних. Он без иллюзий смотрит на представителей дворянского и церковного сословий - но с "вольнодумцами", отвергающими сами основы уклада, идею Бога и монархии, ему тем более не по пути. Он смеется над напыщенностью речи - но выступает резко против ее упрощения, обеднения языка, и среди прочего, отмечает, скажем: "Moult хотя и перешло к нам из латыни, также в свое время было очень в ходу, и я не вижу, чем beaucoup лучше, нежели moult" (14-73), и цепляясь за это, поневоле задумаешься, что мушкетеры Людовика 13-го из советского киномюзикла, распевая "судьбе не раз шепнем: мерси боку", либо допускают по невольному недосмотру Юрия Ряшенцева лингвистический анахронизм (Лабрюйер описывает языковую ситуацию конца 17-го века, много более позднюю, но понятно, что одно наречие вытеснило другое еще на его памяти, то есть при Людовике 13 употребляли первое), либо предвосхищают моду следующих десятилетий. Ну это, конечно, несерьезно. Однако многие моменты "Характеров" сохраняют значение чисто историческое, даже если они по-своему касаются вопросов самых актуальных. К примеру, Лабрюйер пишет о "безвозвратных вложениях" - практике-прародительнице современных "финансовых пирамид", но кому какое дело сегодня до этого? Или о внутрицерковных распрях - по сравнению с сегодняшними религиозными делами они кажутся не стоящими внимания. Скрытая полемика с Шарлем Перро и другими писателями-современниками, пытавшимися реформировать язык, для Лабрюйера, сторонника ориентации на античные образцы - один из самых актуальных пунктов, по сегодняшним меркам - пустая схоластика. В то же время описание, скажем, "игромана" эпохи Людовика 14-го очень точно соответствует тому, что можно услышать в пропагандистких телесюжетах, обосновывающих необходимость закрытия казино. При этом, с соответствующими комментариями, и сегодня занятны детали бытового поведения "знаменитостей" времен Лабрюйера - Ларошфуко, Корнеля и других, в этом смысле "Характеры" - это еще и светская хроника в понимании вполне сегодняшнем. Но прежде всего отдельные, довольно многие, его суждения поразительно остро звучат без всяких оговорок, скидок на эпоху, культуру и политический режим. Некоторые, правда - в основном благодаря изящной форме, едкой и ироничной. А иные и по сей день не утратили парадоксальности содержания, причем в зависимости от позиции кому-то они могут показаться старомодными и неполиткорректными, а кому-то - непреложными в своей истинности, то есть они и теперь сойдут за остро-полемичные, и только хрестоматийность спасает Лабрюйера от скандальности.
фрагментыCollapse )

Достоевский Ф.М. «Дневник писателя». 1880: О русском народе

Да, народ наш груб, хотя и далеко не весь, о, не весь, в этом я клянусь уже как свидетель, потому что я видел народ наш и знаю его, жил с ним довольно лет, ел с ним, спал с ним и сам к «злодеям причтен был», работал с ним настоящей мозольной работой, в то время когда другие, «умывавшие руки в крови», либеральничая и подхихикивая над народом, решали на лекциях и в отделении журнальных фельетонов, что народ наш «образа звериного и печати его».

Не говорите же мне, что я не знаю народа! Я его знаю: от него я принял вновь в мою душу Христа, Которого узнал в родительском доме еще ребенком и Которого утратил было, когда преобразился в свою очередь в «европейского либерала»...

Но пусть, все-таки пусть в нашем народе зверство и грех, но вот что в нем есть неоспоримо: это именно то, что он, в своем целом, по крайней мере (и не в идеале только, а в самой заправской действительности), никогда не принимает, не примет и не захочет принять своего греха за правду!»




С документами не расставайтесь

На одном из важных документов моих не было апостиля. И никто мне никогда об этом здесь во Франции почему-то не говорил. И нигде не требовался. Но вдруг потребовался.

Я пыталась отправить сначала DHL, но они приехали на дом забирать без бланка -  я потеряла день - психанула и отправила  двоюродной сестре в Россию  обычной почтой:  заказным международным письмом с уведомлением о вручении за восемь евро. Но эта  экономия мне дорого стоила  - письмо  в Россию шло три недели и сайт с определением местанохождения  почтового отправления в последение дни сломался.  Я уже тут  сто раз пожалела, что не отправила за сто евро быстрой почтой...

 Ну вот, когда мне сделали, наконец, на прошлой неделе  апостиль в России - я  отправила сестре  по вестрен 200 евро и попросила отправить  скоростной надежной почтой. Что она и сделала в прошлый четверг вечером.

Письмо ждали сегодня с утра, как нам написали - а у нас  сегодня ночью снегопад и гололед - пришла смс-ка от DHL, что доставка откладывается.

 После обеда,  когда разгребли лед и снег растаял,  к вечеру - подъехала красная авто со знаками DHL -   а  я уже в окне часа два торчала, чтоб не пропустить. И старый  араб разбойничьего вида позвонил в нашу дверь. Как  же я бежала по лестнице, забыв, что еще недавно несмело ковыляла на костыле! Вместо своей карты идентине почему-то схватила банковскую карту для предъявления.

Открываю дверь - дядька мне протягивает жесткий  конверт из картона. Я его чуть не расцеловала - чесслово - этого  хоттабыча с  сизым  замерзшим носом.
-Мерси, месье - этот документ  я так ждала!
 -Как я жду лета, мадам - учтиво раскланялся старичок.


Фэйсбук заблокировал Юнне Мориц доступ к ее аккаунту

Юнна Петровна отправила письмо администрации, считаю это письмо открытым, прошу поддержать яростным репостом, вот его содержание:

Сегодня Вы сообщаете мне, что мой аккаунт исчез и я должна зарегистрировать новый аккаунт!!! Почему? Объясните мне, пожалуйста, в письменном виде : ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ???
На моём аккаунте - более тридцати тысяч подписчиков и более четырёх с половиной тысяч друзей, я ежедневно выкладываю свои новые произведения, у меня очень много Читателей, плюс к тому - имя моё широко известно не только в русской литературе.
Жду объяснений, подробных и мотивированных!
Всех Вам радостей и благ.
Юнна Мориц