January 3rd, 2018

Либералы любят писать доносы

Некая просвещенная и прогрессивная дама написала в прокуратуру жалобу на Церковь, которая одобрила распространение в церковных лавках книгу митрополита Антония Сурожского «Красота и уродство. Беседы об искусстве и реальности» (Никея, 2017).

Эта дама, как мне рассказали, написала, что Церковь рекомендовала книгу, «унижающую честь и достоинство» людей.
В этой книге впервые на русском языке были опубликованы лекции владыки Антония, которые он прочитал в 1982 году в Университете графства Кент на чтениях, посвященных памяти английского поэта Томаса Элиота.

Здесь автор докладов проводит простую мысль: всё (в том числе и искусство), что приближает нас к Богу, это и есть красота. А то, что отдаляет – уродство. Уродство – это ложь, а красота – высшая правда вещей.

Хотел было вдоволь посмеяться над необразованностью либеральной дамы, упрекающей в нетолерантности митрополита – мол, он делит людей на красивых и уродливых, хотел было призвать ее поучить такие основные философско-эстетические категории, как прекрасное и безобразное, но понял, что дама в своем доносе решила копнуть глубже – попробовать себя в роли создательницы еще одного «окна Овертона».

По ее мысли все, кто распространяет мысли, не втискивающиеся в современную идеологию «плюрализма» и «толерантности», должны подвергаться общественным санкциям – порицанию, цензуре, запрету, изгнанию.
Конечно, дама, написавшая донос в прокуратуру, была уязвлена – она, по-видимому, поняла, что вся ее жизнь названа безобразной и уродливой. Но впрямую обвинить митрополита Антония она не может – он слишком знаменит и уже почил в Бозе, а тех, кто распространяет его мысли, может.

Исходя из этой логики, следует положить запрет на издание Пушкина и Гоголя, Толстого и Достоевского, Шекспира и Диккенса, Мериме и Сервантеса. Не говоря уже о творениях святых Иоанна Златоуста и Исаака Сирина. У всех этих авторов при расследовании без труда можно отыскать «дикие» этические нормы, основанные на Евангелии, и «устаревшие» представления об общественных отношениях.

Не странно ли, что даже советская эпоха не додумалась до такой степени демагогии и идеологической цензуры?

Протоиерей Владимир Вигилянский