April 21st, 2018

Виктор Астафьев. "Навеки спасибо"



В начале шестидесятых годов я заканчивал литературные курсы в Москве. Зная, что на этом мои «университеты» закончатся и я никогда уже не смогу иметь «творческой» воли, не будет мне той передышки в жизни, какую получил на два годы учебы, я много бродил по городу, пытался надивиться достопримечательностями его, «зарядиться» наблюдениями.

Однажды меня занесло на Арбат, еще старый, не превращенный в проспект Калинина. Был здесь большой магазин с неприютным названием «Военторг». Зная, как привержен к охоте и рыбалке военный народ, зашел я в тот магазин — разживиться крючками, блеснами, лесками. Приобретя искомое, слонялся по полупустому в дневное время магазину и в далеком углу его набрел на отдел грампластинок, где скучала в одиночестве красивая, приветливая девушка. Она обрадовалась мне, что бывает очень редко с нашими продавцами, и мне на эту ее радость и приветливость хотелось ответить чем-нибудь. Я решил купить у нее несколько пластинок общедоступного пользования. Таких тут было много. В магазин я попал после получки и потому сначала без разбора, потом с выбором откладывал пластинки. Девушка постепенно втянулась со мной в работу, исподволь подкинула мне несколько вопросов и, махнув рукой влево, произнесла: «Может быть, здесь посмотрите?»

В углу, на деревянном стеллажике, стояли большие, строго оформленные пластинки, на прилавке под стеклом оказались списки, читая которые я примолк и оробел, да и выдал свое невежество невольным признанием: «Я и не думал, что все это всем доступно…» — «Давно доступно, — грустно призналась девушка, — да мало кто пользуется музыкальными сокровищницами, оглушили людей бравурными маршами…»

Среди приобретенных тогда в «Военторге» пластинок оказался «Реквием» Верди в исполнении Миланского оркестра и хора под управлением великого Тосканини и великих певцов «Ла Скала». О «Реквиеме» Верди я больше читал, чем слышал его, как, впрочем, и о многих других классических произведениях мировой музыки. Слушал там, сям, отрывочно, мимоходом, по радио, в кино и даже не знал, что многие музыкальные шедевры уже записаны на пластинки, «Реквием» Верди я «играл» неделю подряд, во всю мощь, чем возмутил творческий народ в общежитии Литинститута. Выскочив из-за письменных столов, из-за машинок, из разгульных застолий, сокурсники бежали в сто сорок седьмую комнату усмирять новоявленного меломана и, если он не уймется, прибить его. Но, словно споткнувшись о порог моей комнаты, курсанты смирели, кулаки их разжимались. Они тихо входили в комнату, рассаживались на кровати, на стульях, на полу, иные стояли, опершись на косяки двери. И когда кончался «Реквием», молча разбредались по своим комнатам и подолгу из них не выходили.

Read more...Collapse )

Французы плачут от этого русского фильма



В нашем пригородке в  Культурном центре существует клуб любителей кино. Там предлагается купить абонемент  на еженедельный показ какого нибудь добротного, со вкусом отбранного фильма. Обычно крутят старое доброе кино. И французское и итальянское, немецкое и датское, американское тож.

У работающих людей нет времени  и сил обязаться  раз в неделю посещать  киноклуб. Поэтому публика  в этом кружке  в основном пенсионеры - чистые свеженькие старички и старушки под ручку раз в неделю туда собираются на просмотр. Иногда вижу / я живу неподалеку/, как они после сеанса вываливают из зала. Если идут радостной щебечущей толпой - знать фильм веселый, оптимистичный. Но чаще нейтрально выходят и, слегка обмениваясь мнениями, расходятся.

Вчера  вечером, возращаясь домой, я попала на окончание сеанса - двери отворились и толпа стариков и старух медленно и печально выбирались наружу. Некоторые женщины были в слезах,  общее настроение - грусть несказанная. Даже меня заразило это общее, искренне переживаемое впечатление...

 Что ж за фильм то - зантересовалась я и, не поленившись, специально  обошла афишу, чтоб увидеть название фильма.


Оказалось, это был  фильм"Летят журавли". Эту афишу французскую нашла в инете,  на той афише была современная версия.




Ювеналка для кошки




Во дворе одного парижского офиса недавно окотилась кошка.

Котят — беленького, чёрненького и в пятнышках — она уже выводила из своего укрытия показать миру. Котята с открытыми уже глазками, но ещё малюсенькие.

Одна сотрудница офиса спрашивала:

— Вам не нужен котёнок?

Читать дальше


Первая любовь, где змеи неопасны


Моя первая любовь Андрис М.

Было мне в то лето 15 лет.

Я перешла в выпускной класс, сдала хорошо экзамены и мы с мамой, братом, тётей и моей двоюродной сестрой уехали на море. Отец остался дома — он работал и мы раз в неделю ему звонили с переговорного пункта, чтоб узнать, всё ли у него в порядке. А я переживала в ту пору первую любовь.

Помню как на той сухумской даче, где мы сняли второй этаж, я читала книгу на террасе... было послеобеденное время, мои то ли спали после пляжа, то ли ушли по магазинам. Я сидела на кургузом садовом диванчике, пыталась вникать в прочитанное, а всё моё существо нежно плавилось от неведомого чувства радости и восклицания — он написал мне письмо! Он пишет о том, что думает обо мне день и ночь. Мальчик писал некрасивым почерком, излагал свои мысли нехорошо, банально, он был второгодник, двоечник, его мама попросила мою маму, чтоб я позанималась с ним математикой, а мы вот влюбились друг в друга — сначала он, потом и я — и он опять остался в том же классе.

читать дальше