May 9th, 2018

Мой пост о русском бойце Сопротивления во Франции помог найти его родных в Донецке


Несколько  лет назад на одном из братских кладбищ Франции времен второй мировой войны, я случайно увидела   надгробную плиту с русским именем: «Лейтенант Алексис Шапошников. Русский патриот. Лейтенант ФТПФ. Рожденный 17 апреля 1893 года  в Екатеринославле. Расстрелянный и соженный здесь 20 августа 1944 года ».

Мемориальное кладбище расположено в глубинке, русских там нет... Кроме  Алексея Шапошникова там похоронены останки поляков, арабов, ервеев, французов - борцов Сопротивления, замучанных и соженных вместе с ним.

Бывает такое – вдруг чувствуешь вызов / или на тебя сваливается ответственность/– и я начала молиться за этого человека, ставя в церкви свечки за упокой его души и поминая его в своих молитвах.








Мой дед погиб, пропал без вести, в 1942 году под Тихвиным, поэтому делая доброе дело для русского лейтенанта во Франции, я, наверное, таким образом хотела сделать что-то хорошее для всех наших павших русских героев.

Я думала, что он, может быть, пленный, бежавший из концлагеря в Германии и присоединившийся к партизанам во Франции. Иногда приходили мысли, что это, скорее всего, белоэмигрант, по убеждениям вступивший в Сопротивление.

Я спрашивала, искала ветеранские организации среди французских стариков, но никакой информации об этом человеке не находилось.

Моя самая первая запись в блоге о Шапошникове в мае 2010:

http://tanya-mass.livejournal.com/104958.html#cutid1
И вот однажды   я просто опубликовала фото могилы этого русского человека в своем ЖЖ- и через некоторое время – чудо!- получаю письмо от родственников лейтенанта Шапошникова.Read more...Collapse )

История песни "Журавли"




В семье Газдановых из села Дзуарикау в Северной Осетии было семеро сыновей. Один погиб в 1941 под Москвой. Еще двое — при обороне Севастополя в 1942. От третьей похоронки умерла мать. Следующие трое сыновей Газдановых пали в боях в Новороссийске, Киеве, Белоруссии. Сельский почтальон отказался нести похоронку на последнего, седьмого сына Газдановых, погибшего при взятии Берлина. И тогда старейшины села сами пошли в дом, где отец сидел на пороге с единственной внучкой на руках: он увидел их, и сердце его разорвалось...

В 1963 году в селе установили обелиск в виде скорбящей матери и семи улетающих птиц. Памятник посетил дагестанский поэт Расул Гамзатов. Под впечатлением от этой истории он написал стихотворение. На своем родном языке, по-аварски. И, к счастью, у этого стихотворения есть качественный перевод на русский. Его сделал Наум Гребнев, известный переводчик восточной поэзии. Он учился в Литинституте с Гамзатовым после войны и дружил с ним. Этот перевод всем вам знаком.
Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.
Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?
Летит, летит по небу клин усталый —
Летит в тумане на исходе дня,
И в том строю есть промежуток малый —
Быть может, это место для меня!
Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.
Стихотворение попалось на глаза Марку Бернесу, для которого война была глубоко личной темой. Он обратился к Яну Френкелю и попросил сочинить музыку для песни на эти строки. Но с музыкой у композитора дело пошло не сразу.
Тут, чтобы снять пафос, нужно рассказать о некоторых курьезных моментах. Во-первых, на обелиске в память о братьях Газдановых в качестве птиц были гуси. Расулу Гамзатову сложно было подобрать по-аварски рифму к слову «гуси», и он специально звонил в министерство культуры Северной Осетии с просьбой заменить «гусей» на «журавлей». И ему разрешили.

Read more...Collapse )