September 2nd, 2018

Молчание западных правительств подстрекает украинских убийц не стесняться и дальше...




Украинский теракт, который стоил жизни президенту  ДНР Захарченко 31 августа 2018 и  привел к трагическим последствиям:

 2 погибших и несколько серьезно раненых, как Наталия Волкова (фотография), лидер молодежного движения " ОПЛОТ ". 60 % ее тела сожжено....

И нет ни одного западного правительства,  в том числе из тех, кто является подписантом Минских соглашений,  которое  осудило бы эту террористическую атаку в центре Донецка...

Позор Макрону, Меркель и всем  остальным спонсорам  киевского терроризма, который  совершает кровавые деяния  в сердце Европы совершенно безнаказанно.

Из ФБ Эрвана Кастеля



 Зато помним,  как близко к сердцу приняли официальные французские СМИ  смерть Аркадия Бабченки,  со сдерживаемой слезой между строк описывая мужество Arkadyja, поплатившегося жизнью за свободу говорить правду тирану...Не было во Франции ни одного мало мальски читаемого СМИ которое не разместило бы в те дни некролог свободолюбивому журналисту Бабченко....


Наступил век репродукций и музыки в наушниках. И он будет длиться долго...



Я думаю, в первые десятилетия XX века закончился огромный исторический период в искусстве, включающий в себя и тот, что начинался Ренессансом. Мы свидетели действительно большого кризиса художественной системы. И этот кризис может длиться не одно столетие, сопровождаясь реминисценциями. На разных этапах это было: от Античности к Средним векам, от Средних веков к Возрождению. И вот сейчас, захватив почти весь двадцатый, этот кризис, вероятно, продлится и весь XXI век. Меня часто спрашивают, что такое «Черный квадрат» Малевича. Я отвечаю: это декларация — «Ребята, все кончилось». Малевич правильно тогда сказал, суммируя глобальную деформацию и слом, отраженные прежде в кубизме. Но ведь трудно с этим смириться. Поэтому и началось: дадаизм, сюрреализм, «давайте вещи мира столкнем в абсурдном сочетании» — и поскакало нечто на кузнечиковых ногах. И дальше, и дальше… уже концептуализм, и проплыла акула в формалине. Но это все не то, это упражнения вокруг пустоты: чего бы такого сделать, чтобы удивились и не обсеяли.

Больше того, начиная с XVIII века начался глобальный процесс, который я называю «Гибель богов» — недаром есть такая опера у Рихарда Вагнера. Потому что этот фактор — мифологический — перестал быть главным содержанием и оказывать влияние на пластические искусства. Можно писать «Явление Христа народу» и в 30-м столетии, но его время, время известного нам великого искусства, кончилось. Мы видим, как разрушается принцип эстетики, духа и принцип идеала, то есть искусства как высокого примера, к которому надо стремиться, сознавая все свое человеческое несовершенство. Возьмите Достоевского. Его Сонечка в совершенно ужасающих обстоятельствах сохраняет ангельскую высоту духа. Но в новом времени, а значит, и в искусстве Дух становится никому не нужен. Поскольку искусство, хотите вы этого или нет, это всегда диалог с миром.

А в мире и сейчас, и в обозримом грядущем осталась только реальность как стена, как груда кирпичей, которую нам и показывают, говоря: вот это искусство. Или показывают заспиртованную акулу, но она вызывает только отвращение, она не может вызвать другое чувство, она не несет ничего возвышенного, то есть идеала. Как выстраивать мир вокруг отсутствия идеала?.. Я не пророк, но мне ясно: то, что сейчас показывают на наших биеннале, это уйдет. Потому что консервированные акулы и овцы — это не художественная форма. Это жест, высказывание, но не искусство.

Read more...Collapse )