October 25th, 2018

"Дай монетку, жрать хочу!"

Едем недавно поздно вечером в машине по центральным улицам, где манят  своими экзальтированными витринами бутики всемирно известных  брендов.
Стоим на светофоре - а напротив витрина  Hermes  с шикарными сумками, цена которых зашкаливает за 10 000 евро.
 Ту же на приступочке при входе в этот бутик расположился на рваном матрасе месье лет 50 /впрочем, все бомжи выглядят на 50 и старше/

 Он лежит и смотрит перед собой -  скучает, задумался или впал в нирвану. А рядом табличка от руки - "Дай монетку, жрать хочу!"

 Как же это резануло - цена на сумочку 10 000 евро и жизнь человека ценой в "одну монетку"

  не хочу  с этим мириться - с таким  неправильным порядком вещей
это все не то

Гриша овладел русским языком - язвит круто




.
Graham Phillips
Действия
Крис Миллер, американский активист майдана, который назвал себя журналистом, 5 лет после Майдана он пишет что он сидит холодно в своей квартире в Киеве, потому что вообще нет отопления ... теперь дрожишь, потому на майдане ты так дрочил, Крис...

Бунин о Твардовском

Бунин читал многое из того, что выходило в Москве. Восхищался К. Г. Паустовским и поэмой А. Т. Твардовского «Василий Теркин».



Десятого сентября 1947 года он писал Н. Д. Телешову: «Дорогой Николай Дмитриевич, я только что прочитал книгу А. Твардовского („Василий Теркин“) и не могу удержаться — прошу тебя, если ты знаком и встречаешься с ним, передать ему при случае, что я (читатель, как ты знаешь, придирчивый, требовательный) совершенно восхищен его талантом, — это поистине редкая книга: какая свобода, какая чудесная удаль, какая меткость, точность во всем и какой необыкновенный народный, солдатский язык — ни сучка, ни задоринки, ни единого фальшивого, готового, то есть литературно-пошлого слова! Возможно, что он останется автором только одной такой книги, начнет повторяться, писать хуже, но даже и это можно будет простить ему за „Теркина“»

Вот что писал Л. Ф. Зуров 8 июля 1960 года о чтении Буниным «Василия Теркина»:

«В тот год Иван Алексеевич был болен, лежал в постели. Медленно терял силы, но голова его была на редкость ясна. Обычно я брал на просмотр новые повести, романы и сборники стихов в „Доме книги“. Мы были бедны. Покупать не могли. В „Доме книги“ я увидел книгу Твардовского. Попросил ее одолжить на несколько дней. Начал читать ее в магазине, потом читал ее на бульваре Сен Жермен. Читал и в метро. Был в полном восхищении (а солдатскую жизнь я знаю).

Вернувшись домой, я передал книгу Ивану Алексеевичу.

— Что это с вами? — спросил он. — Отчего вы пришли в необыкновенный восторг?
Read more...Collapse )