December 25th, 2018

МОЛОДАЯ КАРТОШКА. Юнна Мориц



  Старуха жила и жила. Вся высохла до последней
человеческой звонкости, вся сморщилась до последней серебряной ниточки
на плешивой макушке, но в свои восемьдесят шесть лет не отсохла совсем
от дерева жизни так, чтоб отлететь на ветру шелушинкой и растопиться в
нашей общей природе. Кто-то в раздаточной времени помнил о ней и
ежегодно выкраивал ей кусочек старушечьей жизни, совершенно не пригодный
для более молодого существа – разве что для котенка?..

  Но старуха благодарила, весело улыбаясь
лукавым сморщенным ртом с тремя зубками. И ежегодно второго февраля, в
день своего рождения, повязавшись нарядным кашемирным платком, со всех
сторон и так и эдак оглядывала свой новый кусочек жизни – на что он
годится и как пустить его в дело, чтобы хватило до следующей раздачи.

  Втайне старуха была уверена, что там, на
раздаче житейного времени, как-никак ценят ее смекалку, ее нежадность и
нетранжирство, ее маленькие уловки на пользу мальчику, через которого и
шло к старухе главное – охота жить и хозяйничать жизнью, несмотря на
крайнюю старость с ее уродством и немощью.

  И на этот раз старуха распорядилась своим
кусочком недурственно: в мае она вместе с мальчиком вскопала вдобавок к
огороду еще и несколько соток заводского поля, картошку там посадила,
чтобы ту картошку и на зиму запасти, и на рынок снести, а мальчика
приодеть на вырост для его будущей без нее жизни.

  Откуда у такой старухи в сыновьях мальчик
двенадцати лет завелся – никто не слыхал, и старуха молчит. Она свое
дело знает. Сама живет и мальчику жить дает. Но торопится старуха,
торопится – помнит, что кусочки ее жизни вот-вот кончатся, и хватит ей
только вздохнуть, моргнуть да ноги протянуть...

Read more...Collapse )