January 3rd, 2019

Георгий в ленивом постновогоднем настроении ел оливье ложкой из здоровенной салатницы

Однажды Георгий в ленивом постновогоднем настроении ел оливье столовой ложкой из здоровенной салатницы, и читал колонку одной либеральной колумнистки. Георгий всегда её читает, дабы убеждаться, что масса людей у нас живут в космосе как минимум, а то и в другой галактике вообще.

Из сего страдальческого, полного горести и слёз о судьбах России текста Георгий узнал, что 29-30 декабря в магазинах Москвы не было никакого ажиотажа: у людей денег нет ввиду того, что кровавый режим довёл их до ручки. Георгий подумал, что северная часть Москвы явно провозгласила независимость - ибо в Алтуфьево и Отрадном, где он перемещался в это время, в магазинах и на рынках было дохренища народу, и ему, дабы купить для маман деликатесов к НГ-столу, пришлось дважды очереди стоять.

"Никогда мы не вступали в новый год с таким страхом...какое уж тут веселье, плакать надо...какая-то скорбь у людей на лицах и безысходность" - далее прочёл Георгий, и умилился. Вся статья напоминала ему в целом старые времена, где весящие тонну партийные тележурналисты, ведя репортаж из жирной ФРГ, печально сообщали - "вот что-то не радует блеск рождественских витрин простого мюнхенца". Отечественные либералы, клянущие окаянный совок, работают по его методике пропаганды - всё плохо, всё мрачно, ужас полнейший, завтра все сдохнут.

Read more...Collapse )

Француженки в обезьяннике


Эти 16 женщин были задержаны за то, что они вышли в центр Парижа с зажженными свечами на акцию памяти погибших и поддержки людей, раненых во время манифестаций желтых жилетов.

(no subject)

Один раз старец спросил у своих послушников:
— Почему, когда люди ссорятся, они кричат?
— Потому, что теряют спокойствие,- сказал один.
— Но зачем же кричать, если другой человек находиться с тобой рядом? Нельзя с ним говорить тихо? Зачем кричать, если ты рассержен?
Послушники предлагали свои ответы, но ни один из них не устроил авву.
В конце концов Старец объяснил:
— Когда люди недовольны друг другом и ссорятся, их сердца отдаляются. Для того, чтобы покрыть это расстояние и услышать друг друга, им приходится кричать. Чем сильнее они сердятся, тем громче кричат.
А что происходит, когда люди влюбляются? Они не кричат, напротив, говорят тихо. Потому что их сердца находятся очень близко и расстояние между ними совсем маленькое.
А когда влюбляются еще сильнее, что происходит? — продолжал Старец.- Не говорят, а только перешептываются и становятся еще ближе к своей любви.В конце даже перешептывание становится им не нужно. Они только смотрят друг на друга и все понимают без слов.
Такое бывает, когда рядом двое любящих людей...
Так вот, когда спорите, не позволяйте вашим сердцам отдаляться друг от друга, не произносите слов, которые еще больше увеличат расстояние между вами.Потому что может придти день, когда расстояние станет так велико, что вы не найдете обратного пути.


Как репортер из Франции побывал на расстреле в Донбассе и ушел из журналистики



На углу Бульвара Сен-Жермен и улицы Сен-Бенуа находится культовое Café de Flore. Его завсегдатаями были Пабло Пикассо, Гийом Аполлинер, Жан-Поль Сартр, Симона де Бовуар.

На веранде этого заведения французский журналист Сэммюэль Крон назначил встречу корреспонденту ИА «Политика Сегодня», чтобы рассказать о статье про Донбасс, которая так и не вышла. Даже спустя четыре года.

Вспоминать историю о командировке на Украину Крон не любит, она чуть не обернулась для него гибелью. Тогда ему было 25 лет.

«Это была командировка, которую я очень ждал. Как любой молодой человек я хотел испытать себя на прочность. Поэтому и попросил начальство отправить меня в «горячую» точку. Именно так мы относились к тому, что происходит в этой стране», — объясняет он.

Это было летом 2014 года. Президент Франции Франсуа Олланд уже поддержал санкции. Все верили, что Россия – это агрессор, который спровоцировал украинский кризис. Верил в это и наш собеседник:

«Все СМИ транслировали. Весь мир был против России и мы не могли этому не верить».

Крона и его коллег расквартировали в Донбассе, с украинской стороны фронта. От журналиста на родине ждали правды из первых уст о России, которая «напала». Люди на улице в ответ на такой прямой вопрос только что с кулаками не бросались на журналиста и переводчика. На Россию не жаловались. Жаловались на украинских силовиков, называя их «террористами». Рассказывали про пытки, которые устраивали тем, кто хорошо относится к России, либо просто позволяет себе говорить на русском.

Read more...Collapse )