March 25th, 2020

(no subject)

Израильтянка, живущая в Парме на севере Италии и работающая в местной больнице, узнала о легкомысленном отношении к коронавирусу в Израиле и опубликовала видеообращение, в котором призвала отнестись к эпидемии со всей серьезностью. «Учитесь на наших ошибках. Я повторяю: три недели назад у нас было 3 больных, и у нас сразу закрыли школы и рекомендовали сидеть как можно больше дома, но мы продолжали обычную жизнь как ни в чем не бывало: гуляли, смеялись, развлекались и не придавали всему этому значения. И какой результат? Через две недели у нас объявили полную блокаду — после того, как больницы рухнули, а людей оставили умирать дома, в том числе и молодых.

Люди умирают в одиночестве в больницах, даже не имея возможности попрощаться с близкими. Без похорон, как животные.

(no subject)

Есть и плюсы у карантина: воздух на улицах чист, как поцелуй ребенка. Шумное движение бесконечных автопотоков прекратилось, самолеты не летают, остановлены заводы, и фабричные гудки не зовут человеческие массы на рабские галеры.

Есть время побыть в тишине, поговорить не спеша за жизнь с близкими, подумать над вопросом: "Кто я?" - тварь дрожащщая или ? ответ то всем ясен, кроме наполеонов, которые еще хуже, чем твари дрожащщие. Многие люди очень очень боятся коронавируса. Ссут ужасно. И я в том числе.

Увидев страшное видео из китайского госпиталя, когда человек умирая, весь трясется, как удавленник - это страшно и ужасно - я впервые всерьез испугалась заразы. Сидите лучше дома, люди русские...

Размышления о Псалмах. К. С. Льюис




"Я увидел, что бывает, когда обидишь человека. Вот он, естественный результат жестокости. Слово «естественный» я пишу с умыслом: благодать может смыть его, разум — подавить, самообольщение — скрыть от нас (это хуже всего). Но суть не в том. Если бросить спичку в опилки, они вспыхнут, хотя огонь можно сразу залить водой или затоптать. Так и здесь — если вы грубы с человеком, или высокомерны, или пренебрежительны, он обидится. Вы введете его в искушение — он станет из-за вас таким, каким был автор псалмов, когда писал те стихи. Может он и подавить искушение, но ведь может и не подавить. Если не подавит, если погибнет от ненависти ко мне, как же спасусь я сам? Я не только обидел его, я ввел в его сердце новый грех. Если этот грех его разрушит, это я соблазнил его, я — искуситель."