July 27th, 2020

Депутаты «Единой России» отменили природоохранный статус территорий вокруг озера Байкал

В Госдуме 15 июля в третьем чтении принят законопроект, который позволяет до 31 декабря 2024 года не проводить государственную экологическую экспертизу для всех объектов, связанных с модернизацией транспортной инфраструктуры Байкальской природной территории.Внесением этого законопроекта в Госдуме занимаются депутаты от партии «Единая Россия»: Н.Н. Гончар, И.В. Сапко, Р.В. Кармазина, П.М. Федяев, В.И. Афонский, И.М. Гусева, Н.В. Малов.

По мнению эксперта «Гринписа России» Михаила Крейндлина, главными лоббистами являются Минтранс и заместитель председателя правительства РФ Марат Хуснуллин, отвечающий за строительство и развитие инфраструктуры. Согласно законопроекту, на территории разрешены виды деятельности, позволяющие увеличить пропускную способность Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей. С этим и связана предполагаемая вырубка леса. Как считает председатель комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Госдумы Николай Николаев, БАМ и Транссиб принесут большую выгоду для России и КНР, так как по магистралям можно будет перевозить товары из Китая в Европу.

В вынесенном на обсуждение Министерством природы обновленном перечне видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории, действовавший ранее запрет на хозяйственную деятельность по берегам Байкала теперь не будет распространяться как на инвестиционные проекты, реализуемые на основании актов федерального правительства, так и на указы и распоряжения президента России.

«Этот проект вообще чудовищный. Например, гипотетическая ситуация: какой-нибудь китайский инвестор приходит к губернатору Бурятии и говорит, что он хочет построить какой-нибудь целлюлозно-бумажный комбинат на Байкале и вырубить для этого весь оставшийся лес. Губернатор пишет письмо президенту, президент назначает рассмотрение этого вопроса. Это значит, что - все, он будет построен», - отмечает Михаил Крейндлин.

Collapse )


https://yandex.ru/turbo/s/argumenti.ru/society/2020/07/677988?utm_source=vk_button

Графиня Анна Николаевна Воронцова. Неожиданное знакомство...




Женщина была очень старой — ей было, по всей видимости, около девяноста. Я же был молод — мне было всего семнадцать. Наша случайная встреча произошла на песчаном левом берегу Днепра, как раз напротив чудной холмистой панорамы правобережного Киева.

Был солнечный летний день тысяча девятьсот пятьдесят второго года. Я играл с друзьями в футбол прямо на пляжном песке. Мы хохотали и орали что есть мочи.

Старая женщина, одетая в цветастый, до пят, сарафан, лежала, скрываясь от солнца, неподалеку, под матерчатым навесом, читая книгу. Было весьма вероятно, что наш старый потрёпаный мяч рано или поздно врежется в этот лёгкий навес, покоившийся на тонких деревянных столбиках. Но мы были беззаботными юнцами, и нас это совсем не беспокоило. И в конце концов, мяч действительно врезался в хрупкое убежище старой женщины! Мяч ударил по навесу с такой силой, что всё шаткое сооружение тут же рухнуло, почти похоронив под собой несчастную
старушку.

Я был в ужасе. Я подбежал к ней, быстро убрал столбики и оттащил в сторону навес.

— Бабушка, — сказал я, помогая ей подняться на ноги, — простите.

— Я вам не бабушка, молодой человек, — сказала она со спокойным достоинством в голосе, отряхивая песок со своего сарафана.
— Пожалуйста, не называйте меня бабушкой. Для взаимного общения, юноша, существуют имена. Меня зовут Анна Николаевна Воронцова.

Хорошо помню, что я был поражён высокопарным стилем её речи. Никто из моих знакомых и близких никогда не сказал бы так: «Для взаимного общения, юноша, существуют имена...«.
Эта старушка явно была странной женщиной. И к тому же она имела очень громкое имя — Воронцова! Я был начитанным парнем, и я, конечно, знал, что это имя принадлежало знаменитой династии дореволюционных российских аристократов. Я никогда не слыхал о простых людях с такой изысканной фамилией.

— Простите, Анна Николаевна.
Она улыбнулась.
— Мне кажется, вы хороший юноша, — сказала она. — Как вас зовут?
— Алексей. Алёша.
— Отличное имя, — похвалила она. — У Анны Карениной был любимый человек, которого звали, как и вас, Алексей.
— Анна Николаевна подняла книгу, лежавшую в песке; это была «Анна Каренина». — Их любовь была трагической — и результатом была её смерть. Вы читали Льва Толстого?

— Конечно, — сказал я и добавил с гордостью: — Я прочёл всю русскую классику — от Пушкина до Чехова.

Она кивнула.

— Давным-давно, ещё до революции, я была знакома со многими русскими аристократами, которых Толстой сделал героями своих романов.

… Современному читателю, я думаю, трудно понять те смешанные чувства, которые я испытал, услышав эти слова. Ведь я был истинным комсомольцем, твёрдо знающим, что русские аристократы были заклятыми врагами трудового народа, презренными белогвардейцами, предателями России. А тут эта женщина, эта хрупкая симпатичная старушка, улыбаясь, бесстрашно сообщает мне, незнакомому парню, что она была
знакома с этими отщепенцами! И, наверное, даже дружила с ними,
угнетателями простого народа!..
Моим первым побуждением было прервать это странное — и даже, возможно, опасное! -— неожиданное знакомство и вернуться к моим футбольным друзьям, но непреодолимое любопытство, которому я никогда не мог сопротивляться, взяло верх, и я нерешительно спросил её, понизив голос:

— Анна Николаевна, Воронцовы, мне кажется, были князьями, верно?
Она засмеялась.
— Нет, Алёша. Мой отец, Николай Александрович, был графом.

Collapse )