Татьяна МАСС (tanya_mass) wrote,
Татьяна МАСС
tanya_mass

Новое платье короля

o._jaroslav_shipov

Из интервью Ярослава Шипова - священника и писателя:

– Сущность грехов не меняется. Если мы почитаем о них в Священном Писании или в трудах Святых Отцов, разницы с нынешним временем не увидим. К нам все это точно так же относится. Меняются технологии – сейчас человека ко греху подводят более изощренно. Простой пример, если раньше варили какой-нибудь мухомор, то теперь синтетические наркотики. Но грех остался все тем же! Сейчас такое время – время подмен, шарлатанства.

В чем суть этого «времени подмен»?

– Музыкой называется не музыка, изобразительным искусством – не изобразительное искусство. Теперь новое искусство – инсталляция, когда к потолку привинчен унитаз.

Что-то подобное и в сфере словесности. Я не специалист, читаю мало, но могу точно сказать, что словарный запас в литературных произведениях сокращается катастрофически. И в этом есть свой смысл.

Когда-то Жорж Сименон говорил: «Я использую три тысячи слов. Если уменьшить до двух, тиражи моих книг увеличатся». Ему вторит продюсер одной популярной группы: «Песня с припевом из трех слов принесла мне… скажем, сто миллионов. Если сделать из двух, то прибыль увеличится до трехсот миллионов. А если обойтись одним словом, будут все пятьсот!».

Чем хуже, тем лучше!

– Да, чем примитивнее, тем лучше. Смотрите, основная часть того, что общепринято считать мировым искусством, появилось в XVIII – XIX веках в христианской Европе! Конечно, это дар Божий, и для этого должны были подготовить почву. Чем? А тем, что в христианской Церкви вообще очень высока роль искусств. Церковная живопись, церковная музыка (у нас песнопения, на западе орган), церковная словесность…

Это ж сколько надо было написать канонов, акафистов, житий святых! Причем церковные тексты рассчитаны на чтение вслух, что заставляет авторов заботиться о чередовании слов, слогов, смотреть, чтобы не было стыков, чтобы слова не вязли в повторяющихся звуках. Это интонированные вещи, их очень легко читать. Многие западноевропейские композиторы были органистами.

И это стало толчком к развитию искусств. В XIX веке композиторы появились почти во всех странах Европы, чего не было ни до того, ни после того. Даже в Финляндии – Сибелиус, и в Норвегии – Григ. Я уже не говорю про Фран

цию, Россию, Италию, Германию, Австрию… А потом все стало затихать. Скорее всего, по причинам духовного свойства.

В ХХ веке ситуация изменилась. Тут уже некоторых композиторов вдохновляет что-то такое, что лучше бы не вдохновляло. На земле действует три воли – воля Бога, воля дьявола и свободная воля человека. И смысл человеческой свободы в том, какой воле себя подчинить. Говорят, Прокофьева вдохновлял рев паровоза и скрежет рельсов на железной дороге… ну, не надо, наверное…

Этот скрежет и этот рев так и перешли в ХХI век. Если называть вещи своими именами, то, все что стало именоваться новым искусством, современным искусством, авангардным искусством, по сути своей – новое платье короля. Король-то голый! Особенно в театре это было заметно, когда какого-нибудь Евгения Онегина наряжали в джинсы и давали ему в руки гитару. Увы, это бездарно! И – это хамство. Ты пиши своего «Онегина» и надевай на него какие хочешь штаны. Нельзя трогать Пушкина, Чехова, Шекспира. Нельзя хамить. А в постмодернистском обществе это считается нормой.

Теперь это называется «переосмысление»…

– Да, пришел режиссер и все перевернул вверх ногами. И постепенно это привело к тому, что мы называем «временем подмен». Подмена во всем. Эта музыка – не музыка, потому что она разрушает гармонию. В чем смысл искусства перед Богом? В воспевании Бога и его творений. Пока это так – Он благословляет искусство. Если не так, не благословляет. В этом случае авторы черпают силы у другого, совсем не у Бога.

Когда-то Дягилев решил поставить в Вене то ли «Петрушку», то ли «Весну священную» Стравинского. Музыканты Венского оркестра, раскрыв партитуру, отказались, заявив, что это разрушение гармонии. Он их потом как-то уговорил, но то, что было сказано – правильно. У Даля музыкой именуется благое сочетание звуков, одновременное – гармония, а последовательное – мелодия. Если же это нарушить, будет уже не музыка.

У живописцев есть древняя формула: художник – изображает мир таким, каким хотел бы его видеть. Если художник психически здоров, то он понимает, что лучше, чем сотворил Бог, не сделаешь. И пишет мир таким, каким его сотворил Бог. А когда начинают уродовать, то это против Бога, это – служение сатане. Надо называть вещи своими именами. Это сатанизм в чистом виде.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments