Татьяна МАСС (tanya_mass) wrote,
Татьяна МАСС
tanya_mass

Взгляд очевидца на затянувшийся вопрос об изменении А.Навальному условного срока на реальный

Оригинал взят у andrey_ponasyuk в Взгляд очевидца на затянувшийся вопрос об изменении А.Навальному условного срока на реальный
Присутствовал в четверг, 23 апреля, во время заседания Люблинского районного суда г. Москвы по рассмотрению представления Федеральной службы исполнения наказаний об изменении Алексею Навальному условного срока на реальный по делу «Кировлеса». И вот какое у меня впечатление от увиденного, какое мнение сложилось по итогам того, что было в суде и на подступах к суду.
Как известно, приговором Кировского областного суда А.Навальный осужден к пяти годам лишения свободы условно по делу о хищении имущества госпредприятия «Кировлес». Однако недавно, в феврале этого года, Навальный был задержан сотрудниками московской полиции за несогласованную раздачу в метро листовок с агитацией людей прийти на антикризисный марш «Весна». Тем самым, по мнению представителей ФСИН, политик нарушил условия режима отбывания условного срока.
И вот, после затянувшихся доработок суд наконец должен был разрешить вопрос о сохранении условного срока или же об изменении условного срока на реальный. Но не разрешил. Почему?
Внешне ответ вроде бы простой. Адвокаты Навального сослались на то, что он якобы не был извещен судом о дате судебного заседания, и просили в связи с этим слушание отложить. Сам Навальный при этом утверждал, что никакого уведомления от суда он не получил, а о заседании узнал из СМИ.

Соответственно, что же получается: Навальный и его адвокаты к участию в заседании оказались не готовы?
При этом было четко слышно, как судья предложила объявить перерыв и предоставить Навальному время для ознакомления с документами. То есть предоставить, скажем, час на ознакомление и затем в этот же день продолжить заседание. «Сколько времени требуется Вам, чтобы ознакомиться с материалами дела?», - примерно так спросила его судья. На что адвокат Навального ответил, что его подзащитный с делом уже хорошо знаком, содержание материалов ему известно, и в ознакомлении с делом необходимости нет. Причина, по мнению адвоката, была в другом: суд по формальному основанию при заявлении адвокатом осужденного соответствующего ходатайства не мог продолжить рассмотрение вопроса в судебном заседании, если осужденный не был об этом заседании уведомлен. В результате суд вынужден был откладываться, новая дата заседания – 13 мая.
То есть формализм чистой воды. Как минимум, в Интернете сообщения о назначении заседания суда по этому вопросу появились с 1 апреля (вчера как раз подметил это, зайдя в поиск). Времени на подготовку было достаточно. Навальный в суд явился, с двумя адвокатами, все они были к судебному заседанию готовы. Получается, решили банально отложиться и тем самым потянуть время, нашли для этого техническую зацепку, какое-никакое, но все же правовое основание. В принципе, на выходе из суда команда Навального этого и не скрывала. Прямо, конечно, так не сказали, но и отрицать такого своего намерения не стали.

Такую тактику можно понять. Но во всей этой истории с изменением условного срока на реальный вызывает вопрос другое. А именно, поведение Навального с точки зрения уважения к закону. Да, в умении находить себе политических оппонентов и критиковать власть Алексею не откажешь. Но закон в любом случае необходимо чтить и уважать. Благо сам Навальный, как известно, юрист. И, кстати сказать, власть и закон – совсем не одно и то же.
Если Навальному назначено наказание в виде пяти лет лишения свободы условно (а сначала был реальный срок, потом только его изменили на условный) и установлен испытательный срок, в течение которого действуют определенные ограничения, то зачем вопреки требованиям режима условного осуждения идти и агитировать, раздавая листовки в метро? Была ли в этом такая большая необходимость? Или, может, без самого Навального в метро бы не справились. Сомнительно. Это больше похоже на некий вызов, намеренную провокацию с целью привлечь внимание. Быть может, когда реальный срок изменили на условный, создалось некое ощущение того, что по большому счету бояться нечего: дело громкое, огласка более чем широкая, ничего страшного не случится… Значит можно и, условно выражаясь, «похулиганить», «поиграть в кошки-мышки».
Но как смотреть на такое поведение службе исполнения наказаний?! И вообще, надо ли уважать закон, требования которого были с такой легкостью намеренно нарушены? Трудно ли было вместо того случая в метро дождаться истечения испытательного срока, а вместе с тем и отмены условного осуждения с автоматическим снятием судимости? Вопрос выглядит риторическим.
И в четверг, 23 апреля. Если причина для отложения судебного заседания по ходатайству стороны защиты была исключительно формальной или, как сказал затем сам Навальный, «технической», то не усматриваются ли в таком поведении и отношении признаки злоупотребления правом? В смысле, своими процессуальными правомочиями. А злоупотребление правом, как известно, представляет собой одну из ярких разновидностей не уважения к закону.
Вот такие мысли пришли в голову по итогам этого судебного заседания с участием Навального. Само заседание длилось от силы 10 минут. Стоило ли всем собираться ради этого? Приехало много журналистов. Судя по иностранной речи, приблизительно треть из них были работающие в России журналисты зарубежных СМИ. Интересующиеся этим делом люди собрались. И в итоге ничего. Рассмотрение отложено, приходите снова 13 мая.
Зато после было интереснее и длительнее. Выход к журналистам, в ходе которого было сказано:
- об инициативе Кремля применительно к этому процессу;
- о ставших известными фактах в связи с якобы осуществленным взломом электронной почты администрации Президента (кстати, взлом электронной почты, тем более официального адреса, – дело противозаконное… ну да ладно);
- о непрекращающихся попытках власти ограничить предвыборную деятельность Навального и его поездки в регионы;
- о ведущейся таким образом борьбе против вновь созданной Демократической коалиции и небезызвестного Фонда борьбы с коррупцией;
- о том, что таким образом пытаются угомонить, но «мы не угомонимся, совершенно точно».

И далее поход, держась за руку с женой, к машине, рукопожатие с соратником, короткий разговор с адвокатом перед отъездом. Всё. Судите сами, чего было больше: судебного заседания или антуража после него. А ведь Навальный и его команда шли в этот процесс, заранее зная, чем и как быстро все должно завершиться.
Боится ли Навальный, что после довольно однозначного нарушения режима условного осуждения оправдаться не получится и теперь не избежать реального срока? Вполне возможно. И за это как-то трудно его критиковать. Никому не хочется наказания в виде лишения свободы. Но оставляет неприятный осадок другое: уровень уважения к закону, над которым (законом) во всей этой истории неоднократно как бы поиздевались – сначала намеренно пренебрегли им, а потом использовали его в своих интересах. Или точнее сказать, местами уважение к закону отсутствующее. И дело тут вовсе не в том, что Алексей пришел в судебное заседание небритым и в свойственных ему джинсах, неформальной рубашке и прогулочной обуви, возможно, внешним видам как бы показывая свое отношение к этому процессу, а заодно и ко всем на нем собравшимся.
Еще раз подчеркну, что этим текстом высказываю свое впечатление от увиденного и не пытаюсь выступить против Навального или как-то политически его критиковать. Для этого есть другие поводы, да и критики в его адрес, равно как и критиков, итак набирается прилично. Но посмотрев на вещи как очевидец, хочется все же заметить, что закон надо уважать. И главное лицо оппозиции (как сейчас, судя по всему, получается), регулярно осуждая власть, должно стремиться быть антиподом того негативного образа, который этим осуждением сознательно, если не намеренно, рисуется. Однако по ходу всей этой ситуации с изменением условного срока на реальный такого как-то не скажешь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment