4 годовщина смерти Лариссы Андерсен



Я познакомилась с Лариссой  в 2007 году. / Написание имени Ларисса с двумя "с" правильное - это было желание Лариссы/

Получила командировку  в ее поместье, затерянное среди вулканических гор в департаменте Верхняя Луара. С той встречи началась наша дружба. Лариссу невозможно было не любить или позабыть. Это была необыкновенная личность -  ее сутью была любовь и радость.

 Я тогда выпустила  свою первую книгу  сборник рассказов"Город женщин" и подарила ее Лариссе. Моя проза понравилась Лариссочке и она порекомендовала меня как автора для фонда библиотеки Русское зарубежье".
 Мы часто презжали к Лариссе, навещая ее в ее усадьбе. Она была одинока- я хотела забрать ее к себе, но она стеснялась и говорила, что еще не так все плохо.

 Моя мама специально для Лариссы прислала из Москвы вышитые короткие валеночки -  зимой в бетонном доме Лариссы в горах было очень холодно. нужно было видеть, как радовалась Ларисса этому немудренному подарку.


Весной 2012 у нее жила Тамара Калиберова - журналистка из Владивостока. Ларисса была уже плоха, Тамара оставила ее в больнице, но по каким-то своим мотивам журналистка Тамара Калиберова не предупредила никого из русских друзей Лариссы о ее болезни. /Хотя все наши телефоны были  книжке у Лариссы/.

Я читала потом  в сайтах рассказы Тамары Калиберовой, что "она все подготовила для ухода Лариссы" - даже позвонила в церковь православную, потому что Ларисса боялась уйти без покаяния.

Но племянник мужа - который хоронил Лариссу, рассказал мне лично, что по номеру телефона, по которому якобы договорилась Калиберова, им ответили очень грубо и приехать чтобы исповедовать Лариссу перед смертью, отказались. Думаю, что не зная ничего о положении той или иной церкви во Франции Тамара Калиберова небрежно позвонила в первую попавшуюся - например, в ИПЦ.

также ужасно было слышать рассказ племянника что Ларисса перед смертью плакала и просила исповеди и причастия. По вине или недосмотру Калиберовой, ей было в этом отказано.

Тамара Калиберова сыграла свою позитивную роль,  работая с архивами Лариссы, но во время смерти Лариссы она захотела стать "монополистом" на Лариссу, отчего душа Лариссы ушла неупокоенная. Жесткая журналисткая хваткаТамары Калиберовой сыграла плохую вещь в судьбе Лариссы.

Я попросила своего друга - модератора из нашего общества Пушкинский дом Анатолия Лунева fluffyduck2 поговорить в своем храме о заочном отпевании Лариссы. Надеемся, что это будет выполнено. Фотографии выставим.


 под катом мой очерк о Лариссе Андерсен для парижской газеты" Русская мысль"

Тайна красоты Лариссы Андерсен.

В мае 2008 года мне позвонила знакомая редактор дамского   глянцевого журнала «ЛИЛИТ» из Риги Алла Оболевич. Она заказала материал о ЛАРИССЕ АНДЕРСЕН, поэтессе, живущей   во Франции.

Наши читательницы- напутствовала меня редактор ЛИЛИТ- современные независимые женщины. Им интересно читать истории о богатых и умных . Мы бы хотели получить советы умной красивой женщины, прожившей жизнь, наполненную приключениями. Женщины, в которую были влюблены многие знаменитые и талантливые мужчины.

Когда я приехала к Лариссе, дверь мне открыла хрупкая прекрасная женщина, которую никак не назовешь старой, несмотря на 94 года.    Меня сразу же удивило, что она, несомненно, красива до сих пор. Погостив   у Лариссы два дня, поговорив с нею, я сделала открытие: Ларисса Андерсен– драгоценная и хрупкая « вещь в себе». О ней невозможно написать бойкий материал для глянцевого женского журнала. Это личность очень значимая, сильная, чуткая к слову. Встреча с ней стала для меня благословением, и дружба, начавшаяся после этой встречи- радостью постоянного обретения.


Унесенная эмиграцией.

Ларисса Андерсен, легенда русской эмиграции, живет во Франции, в своей усадьбе      в городке Иссанжо / департамент Верхняя Луара/ . Ей 94 года. Она печатает на старой печатной машинке «Олимпус» стихи, курит «Кэмел Лайт»,   заботится о своих   кошках и собаке,   успевает принимать гостей и отвечать на телефонные звонки. Ей звонят поэты, журналисты, старые друзья, их дети и внуки, родственники мужа.. Ее   дом посреди заросшего дикими цветами   сада в глубинке Франции полон стихов, фотографий, картин, писем ее друзей, многие из которых уже ушли.

Она родилась на редкость красивой. О ее глазах с «ресницами стрелами», о ее тонких руках, о ее загадочном очаровании написано немало стихов.   При   этом жизнь не щадила Лариссы, еще восьмилетней девочкой узнавшей бесприютную горечь    эмиграции. Но ни нищета не изнурила , ни богатство и слава не сделали   эту красоту спесивой.

Жизнь как роман.

Ее жизнь- это увлекательнейший роман, местами тяжелый, местами счастливый...Какая удача услышать его из уст самой Лариссы: перед   глазами - как реальность -   проходит хроника ее жизни.

Родилась Ларисса в Хабаровске. Ее отец Николай   Михайлович Андерсен офицер- артиллерист, был корнями из Швеции, мать- Евгения Иосифовна, дочь обрусевшего польского помещика Кондратского.

-«Родилась я   в неудачное   время.   1914 год -канун первой мировой войны. Когда мне было 3 года- началась революция. Затем гражданская война. Помню, как играли с соседскими мальчиками на улице. Вдруг началась канонада. Все - и дети и взрослые- спрятались в подвале. Нам –детям-скоро наскучило там сидеть. И мы- как только все утихло, выбежали на волю. И вдруг мой дружок Кирюша падает. Я увидела, как из его головы, вот тут, на виске, пузырится что то розовое. Я закричала КИРЮША! КИРЮША! НА крик прибежала его мама... Бедная, это был ее последний, третий сын. Первого утопили в реке красные, потому что он был кадет. Второй тоже погиб.

Это зло невозможно было остановить. Шла волна на волну. Месть за месть. Раскалывались   целые семьи на белых и красных. А сегодня кажется, ну что это было за глупость- белые, красные...Все были просто люди».

В 1920 году отца Лариссы   в составе Хабаровского кадетского корпуса перевели на остров Русский, во Владивосток. За плечами у Николая Михайловича были Первая мировая война, ранение, плен, служба при штабе Колчака, из рук которого он получил погоны полковника. С этими погонами, как и завещал, он был похоронен в 1961 году в фамильном склепе семьи мужа Лариссы Мориса Шеза в Иссанжо.

В октябре 1922 года семья Андерсен незадолго до прихода Красной Армии Уборевича покинула Владивосток, в составе эскадры контр- адмирала Старка, взявшего курс на Китай. Во время морского шторма их корабль уцелел. А канонерская лодка «Лейтенант Дыдымов» с кадетами на борту затонула примерно в ста милях от берега.

Харбин город русский.

Еще до русской революции 1917 года в Харбине сущестовала русская колония из специалистов, строивших и обслуживающих КВЖД / Китайско-Восточная Железная дорога/. После гражданской войны на этот город обрушилась волна русской эмиграции: как писал китайский исследователь Го Хунь СЮЙ «около 200 тысяч человек было выплеснуто с армиями Колчака и Семенова за русско китайскую границу и попало в Харбин».

«Харбин- особенный город. Это сочетание провинциального уюта с культурными возможностями я оценила позднее, когда из него уехала. В Харбине было все, что нужно для молодежи: спорт, купание, яхты...Зимою- коньки, сани, салазки, перезды через реку по льду на специальных санкахъ, которые китайцы отталкивали шестом. На другом берегу ждали маленькие теплые рестораны с пельменями и пирожками.

А университетские балы и маскарады! Совсем как в книжках о старой русской жизни! Но не только забавы, а еще опера, оперетта, драма, концерты, лекции, библиотеки...А какие встречались люди! Профессора, писатели, художники, архитекторы- все ведь были выброшены событиями на тот же берег что и мы»

Отец Лариссы получил место в Управление КВЖД . И семья переехала из подвала, где ютилась в первое время, в маленький домик в большом саду на теннистой Садовой улице. Наконец- то на время семья Андерсен обрела дом.

Ларисса посещает заседания поэтической студии Чураевка, давшей, кстати, целое созвездие талатливых имен. Юная поэтесса считается восходящей звездой среди талантливой студийной молодежи. НО – по ее словам- она в равной мере любит танцевать, рисовать и писать стихи. Прожив огромную жизнь, она искренне не понимает, как можно   посвятить себя одному, пусть даже очень интересному, занятию.

«Я бесформена и безмерна,

Как вода разольюсь во всем..»

Замужество: длинные платья, слуги, званные вечера.

После окончания 2 мировой войны в Китае к власти пришли коммунисты во главы с товаришем МАО. Оставаться в Китае было невозможно. Начался второй эмигрантский «исход». На этот раз из Китая. Русские белоэмигранты, опасаясь репрессий, стали разъезжаться: в США, Южную Америку, Австралию. Кто то вернулся в СССР. По фиктивному паспорту уехал в Канаду отец Лариссы,/ мама ее умерла до войны и была похоронена в Китае/, уезжали ее подруги по танцам и коллеги по поэтическому кружку.

Лариссу не выпускали китайские власти. Без объяснения причин постоянно приглашали на допросы с пристрастием.

Однажды, выступая с сольным танцевальным номером в элитном Французском клубе, она была приглашена на банкет после концерта. на банкете к ней подошел элегантный француз - Морис Шез сотрудник Дирекции одной из судоходных компаний. Это была любовь с первого взгляда.

Вскоре сыграли свадьбу - и все китайские запреты исчезли. В 1956 году Ларисса покинула Китай, отправляясь в свою третью по счету эмиграцию.

Начался период прекрасных странствий: из за специфики работы мужа Лариссе довелось жить в странах, о которых раньше она и мечтать не могла: в Индии, в Джибути /Африка/, Сайгон, Таити. Ларисса ведет светский образ жизни, носит длинные платья, ее прислуживают многочисленные слуги, она устраивает изяшные и веселые русские вечера, на которые любят собираться их многочисленные друзья.

/ Из письма Лариссы: «В Индии у нас было шесть слуг на нас двоих. Они нам были совершенно не нужны в таком количестве, но некуда было их девать. Люди там такие бедные, что, несмотря на мою любовь к Индии часто было больно жить на свете.»/

Самым любимым странствием, раем на земле стал для Лариссы Таити. Купание в прозрачной лагуне по утрам, званные коктейли по вечерам, в свободное время - живопись, конные прогулки, французский язык.

Страсть к жизни захватила Лариссу, которая увлечена в этот период открытием новых пезажей и мелодий. Стихи почти не пишутся в это период. Ларисса переходит на прозу, описывая свои путешествия в очерках, которые в это время печатаются в русских эмигрантских газетах и журналах. Хотя новые знакомые по Франции, например, Ирина Одоевцева, предлагают Лариссе не зарывать талант и издать книгу стихов.

Франция

У мужа Лариссы Мориса Шеза было семейное поместье в Иссанжо. Приехав туда впервые, чтобы познакомиться с родственниками мужа, Ларисса была очарована восхитительными пейзажами этого местечка. Горы, леса, открытые небеса над головой, свежий ветер ...

Первая встреча со свекровью произошла довольно экстравагантно. Ларисса влезла на дерево в саду. В это время в сад вошла пожидая дама и, разглядев в ветвях Лариссу, с удивлением спросила сына: А что это за девочка влезла на наше дерево?

- Это не девочка, маман. Это моя жена, с которой сейчас буду вас знакомить - ответил сын. А было тогда Лариссе уже за 40...

Прошли годы. Сейчас она живет в этом поместье после смерти мужа уже одна. ..


В этом старом доме

Так скрипят полы...

В этом старом доме

Так темны углы...

Так шуршит и шепчет

Ночью тишина...

В этом старом доме

Я живу одна.

Книга, дошедшая до России

В 1970 году Ларисса писала знакомому художнику — тоже эмигранту: Что касается потомства, которое будет читать мои стишки, это уж Вы оптимист. В какой же это стране будут читать? Эмигрантская литература вымирает, так же как и авторы, а до России мы не дойдем.

Дошли. В 2007 году году в издательстве «Русский путь» была издана книга стихов и прозы Лариссы Андерсен «Одна на мосту».

Я думала, Россия — это книжки.
Все то, что мы учили наизусть.
А также борщ, блины, пирог, коврижки
И тихих песен ласковая грусть.
И купола. И темные иконы.
И светлой Пасхи колокольный звон.
И эти потускневшие погоны,
Что мой отец припрятал у икон.
Все дальше в быль, в туман со стариками.
Под стук часов и траурных колес.
Россия — вздох.
Россия — в горле камень.
Россия — горечь безутешных слез.

Сегодня Ларисса Андерсен работает над новым поэтическим циклом.

Татьяна МАСС, Париж, 2008 год, "Русская мысль"