Татьяна МАСС (tanya_mass) wrote,
Татьяна МАСС
tanya_mass

Станет ли миграционный кризис для Меркель тем же, чем Brexit для Кэмерона?

«Если бы я могла, я бы вернулась на много лет назад, чтобы подготовить себя, федеральное правительство и всех, кто несет ответственность за эту ситуацию», — произнесла канцлер ФРГ Ангела Меркель, комментируя поражение ХДС на прошедших неделю назад выборах в Берлине. Меркель имела в виду, что если бы у нее была такая возможность, она бы по-другому строила миграционную политику, которая стала причиной того, что в столице ее партия показала худший за всю историю результат. Распахнув двери Германии для беженцев, канцлер допустила главную ошибку в жизни. Станет ли она для Меркель тем же, чем Brexit для Дэвида Кэмерона?

Когда «девочка Коля» (это прозвище Ангела получила, поскольку была протеже Гельмута Коля) в первый раз возглавила немецкое правительство, никому и в голову не могло прийти, что она надолго задержится в кресле канцлера. Но «серая мышка» сумела снискать себе реноме «тевтонской железной леди» на международной арене и ласковое прозвище Mutti («мамочка») на родине. За годы ее правления экономика Германии демонстрировала устойчиво хорошие результаты, жизнь внутри страны была по-бюргерски спокойной.

Что же касается внешней политики, то до недавнего времени успехи Меркель были просто блестящими. При ней Берлин фактически получил монополию на управление Евросоюзом. Впрочем, надо признать, что частично это было обусловлено тем, что другие центры силы ЕС — Лондон и Париж — от решения общеевропейских задач устранились по собственному почину: Британия нарочито дистанцировалась от проблем континентальной Европы, а после и вовсе объявила о расставании с ЕС, а у Франции накопилось столько собственных проблем, что ей сегодня не до чужих. Но заслуг Меркель, подхватившей знамя европейского лидерства, это не умаляет. Тем более что ей пришлось преодолевать привитый немцам после Второй мировой войны комплекс, мешающий проявлять решительность в международной политике (на протяжении нескольких десятилетий их приучали к тому, что природная склонность к воинственности должна реализовываться сугубо в сфере экономики).

Отдельного упоминания заслуживает то, как канцлер Германии справилась с двумя финансовыми кризисами — кипрским и греческим. В обоих случаях Берлин проявил бескомпромиссную твердость, принудив Никосию и Афины принять навязываемые им условия. Кипр, по сути, вообще заставили полностью изменить модель экономики. Правда, при этом жесткость Меркель и публичная порка, устроенная ею проштрафившимся странам, напугали другие государства ЕС, имеющие проблемы с экономикой. Все они почувствовали, что в следующий раз Германия сможет точно так же обойтись и с ними. А греки укрепились во мнении, что Берлин и Еврокомиссия заботятся вовсе не о том, чтобы вывести экономику Греции из кризиса, а о том, как помочь конкретным европейским банкам. В общем, послевкусие получилось не очень приятным.



Но тихий ропот не самых значимых стран ЕС — это не та проблема, которая могла породить заголовки в стиле «Ангела промахнулась», а саму Меркель признаться в том, что она допустила ошибку. Сделать же это ей пришлось из-за стратегии в отношении миграционного кризиса. Послание канцлера беженцам и мигрантам было простым: «Приезжайте, мы вас примем». При этом глава правительства искренне полагала, что Германия в итоге лишь выиграет. ФРГ с самого начала кризиса имела возможность принимать у себя лучший человеческий капитал. При упоминании беженцев на ум приходят переполненные лодки, пересекающие Средиземное море, и несчастные оборванцы, пытающиеся проникнуть в ЕС через венгерскую границу. Но с охваченного лихорадкой Ближнего Востока бегут не только бедняки и низкоквалифицированные рабочие, многие из которых стремятся в Европу ради пособий. Покидает этот регион и средний класс. Эти люди могут просто купить билет на самолет и прилететь, например, в Мюнхен, а не брести неделями по «балканскому маршруту». И вот на них-то и рассчитывала Меркель, будучи уверенной, что это те самые рабочие руки, которые нужны Германии.



Что же касается остальных беженцев, то их она предложила распределить по странам ЕС, используя систему квот. Это предложение государствами Центральной и Восточной Европы сразу было встречено в штыки. Ропот недовольных, обвиняющих Берлин в диктаторских замашках, стал значительно громче. Но, вероятно, и этот бунт на корабле Меркель смогла бы со временем подавить, если бы имела поддержку дома. Поначалу так и было, но по мере того, как число понаехавших в Германии росло, правильность избранного канцлером пути стала вызывать все больше вопросов у населения. Это, разумеется, сказалось на популярности лично Меркель и возглавляемого ею Христианско-демократического союза (ХДС). Их рейтинги медленно ползли вниз. Критиковать канцлера стали даже соратники по правящей коалиции — ХСС. Да и многие однопартийцы были недовольны.

Но по-настоящему гром грянул минувшим летом, когда в Германии произошла серия терактов. Вскоре выяснилось, что ответственность за три из них несут лица, попавшие в страну как беженцы, — один из Афганистана, двое из Сирии. Выходило, что, как и предупреждали противники политики открытых дверей, Меркель своими руками создала предпосылки для экстремистских атак в ФРГ.



Стоит ли удивляться, что после этого ХДС потерпел поражение сначала на выборах в земельный парламент Мекленбурга — Передней Померании, а затем и в Берлине? И там, и там победителем стала Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). А второе место досталось ультраправой и евроскептической «Альтернативе для Германии» (АдГ), сделавшей ставку на критику миграционной политики Меркель. К слову, еще недавно абсолютно маргинальная АдГ сегодня имеет места в 10 из 16 земельных парламентов.



На одной из пресс-конференций год назад канцлер произнесла фразу «Мы справимся» (Wir schaffen das), которая стала девизом ее миграционной политики. Но, похоже, что справиться не удалось. Да и сама Меркель признала, что от этого слогана пришло время отказаться. «Я бы предпочла эту фразу больше не повторять, так как она превратилась в незатейливый лозунг, почти в пустую фразу», — констатировала глава правительства.

Ответ на вопрос, насколько сильно промахнулась Ангела, будет получен в 2017 году, когда в ФРГ пройдут парламентские выборы. Сможет ли Меркель снова занять кресло канцлера? Согласно данным сентябрьского опроса, проведенного по заказу журнала Stern и телеканала RTL, если бы немцев попросили проголосовать прямо сейчас, блок ХДС/ХСС получил бы лишь 32 процента голосов (на прошлых выборах блок ХДС/ХСС поддержали 41,5 процента избирателей). Пока это не катастрофа — в конце концов, у канцлера есть время вернуть доверие сограждан. Но может получиться и наоборот: за оставшийся до голосования год произойдет что-то такое (например, новые кровавые теракты), что навсегда поставит крест на политических амбициях Меркель. И в этом случае в историю она войдет, как канцлер, приманившая террористов в Германию.

https://lenta.ru/articles/2016/09/25/merkel_kaput/?utm_source=lentatw&utm_medium=social&utm_campaign=stanet-li-migratsionnyy-krizis-dlya-merkel


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments