ИСААКИЕВСКИЙ СОБОР И СИНДРОМ ИУДЫ

«Можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим» (Мф. 26, 9).

Как только стало известно о передаче Русской Православной Церкви Исаакиевского собора, медийное пространство наполнилось резко противоположными мнениями.

Одни благодарили Бога за то, что храм наконец-то отдали верующим, там станет возможной полноценная богослужебная жизнь, которой и заслуживает главный храм императорской России. Людям станет удобнее: не надо подстраиваться под музейное расписание, протискиваться через турникеты и платить деньги за вход.

Другие возмущенно обеспокоились… Нет, не заботой о людях и их удобстве. Обеспокоились деньгами. Причем даже не своими, а чужими.

«А на какие деньги будет содержаться собор?!.. Это же какие финансовые потоки там проходят!.. Теперь нам налоги поднимут!… Когда же в церкви нахапаются?!…»

Деньги, деньги, деньги. И удивительно, что те, кто возмущается пренебрежением мнением простых людей (на практике это значит, что с ними – как правило, ничего не соображающими ни в реставрации, ни в содержании храмов – лично не посоветовались), рассуждая об Исаакие, говорят в основном о деньгах, но не о людях и их реальных правах.


Вроде вменяемые люди. Вроде в одной реальности живем. Спокойно обмениваемся рецептами праздничных блюд и насущными житейскими советами. Но вдруг передача храма под нужды Церкви, возвращение зданию его смысла и предназначения вызывает такую бурную реакцию.

По логике этих замечательных людей, главный храм дореволюционной России должен принадлежать … светскому государству. Видимо, кому-то режет глаз сам факт существования Русской Церкви. А уж тем более то, что она что-то делает, чего-то требует, что-то себе возвращает. Кто-то в Петербурге ещё живет мечтами об атеистическом Ленинграде, мечтает о возвращении тех времен, когда деятельность безвольной зависимой Церкви жестко ограничивалась богоборческими структурами, священников ссылали и расстреливали, а храмы отдавались под клубы и склады.

Но ладно. Мнение атеистов и богоборцев давно известно. Удивительно, когда против передачи собора выступают люди верующие. Им не нравятся многолюдные богослужения как выражение веры русского народа, а Исаакий как символ такой многолюдности. Им хотелось бы видеть вместо многомиллионной всероссийской Церкви несколько не связанных друг с другом приходов-общин, которые будут собираться на молитву на кухоньках частных квартир или в маленьких храмиках, содержание которых смогут себе позволить, не обращаясь к благотворителям и государству. Вот тогда, дескать, и будет настоящее христианство, а среди этих полуподвальных общин и расцветёт пышным цветом любовь и прочие добродетели. Просто так, видимо, за счет отказа от крупных храмов и монастырей.

Забавно. Читал на днях изданную недавно «Историю России» (М., 2016, стр. 68) и обнаружил удивительный факт. Ещё в 1922 году подобные пожелания в советской России высказывал… пламенный пропагандист всемирного пожара кровавой революции Лев Давидович Троцкий. Которого в симпатиях ни к православию, ни к какой иной религии заподозрить невозможно. Главная его мысль проста: надо разобщить верующих, лишить их единого центра, стравить и перессорить между собой и смотреть, какая партия, какое движение в Церкви победит…

Конечно, кто-то говорит и не только о деньгах. Обычные «неденежные» упрёки давно известны: строило государство, и должны оставить в ведении государства; если отдать Церкви, то музей закроют, и собор развалится; начинать возвращение надо с маленьких храмов по всей России; в Церкви нет компетентных работников, чтобы заботиться о реставрации, и у собора нет общины верующих.

Давайте посмотрим на эти аргументы внимательнее.

«Строило государство, ему и владеть»

Да, строило государство. Как и все прочие великие и малые соборы России. Но Церковь была неотъемлемой частью государства, так что в принципе всё строилось совместно. Да и сегодня Церковь находится на территории России и не зависит от кого-то ещё. Если говорить о Российской Федерации как о правопреемнице Российской империи и на этом основании требовать оставить Исаакий в собственности государства, то сначала надо Церковь сделать государственной структурой. А с этим согласиться критики не смогут: «Церковь отделена от государства». Так что это не аргумент.

«Как сохранить музейные функции собора? Есть ли кому за ним следить?»

Странный вопрос. Один из самых ярких ответов на него – Троице-Сергиева лавра. Там директором музея является наместник – архиепископ Феогност. И сияющая благоустроенная Лавра блестяще функционирует и как монастырь, и как один из лучших русских музеев. Так что рассуждения на тему «они там всё развалят» – тоже не аргумент.

«Вот пусть сначала по всей России восстановят изуродованные храмы, а потом за Исаакий берутся!»

Ну это уже просто либо несвятая простота, либо запредельная наглость. Разве Церковь изуродовала сотни храмов по всей России? Разве из-за богослужений и крестных ходов они стоят пустыми в городах и селах? Нет, друзья. Это сделала советская власть, постоянно обещавшая показать миру последнего попа, пока её саму не стали показывать в музеях. Так что этот упрёк не к Церкви.

А Церковь делает, что может. Кстати, к вопросу об общине. На Пасху 2016 года в собор без всяких понуканий и насилия на богослужение в довольно холодную ночь со всего города собралось около 3000 человек. Это разве не зачаток новой общины? Жители Санкт-Петербурга готовы ходить молиться в этот храм. Только не надо им мешать.

Жизнь идёт своим чередом. Время от времени справедливость торжествует. А если только слушать все упрёки, исполнять всё то, что мы «должны» с точки зрения запутавшихся и озлобленных людей, то мы ничего никогда не сохраним и не построим.

А забота о деньгах под видом заботы о людях тоже давно известна. Это синдром небезызвестного Иуды Искариота.

Хотя тот ради приличия чаще о нищих вспоминал.


https://vk.com/id14146098

Recent Posts from This Journal

абзац интервью Бурова:
"Царское правительство, если вы возьмете исторические справки, отвергало притязания на Исаакиевский собор до революции. Это большевики отдали Исаакиевский собор верующим в 1918 году. Но дыхания верующих хватило буквально на 10 лет, и они сдали его обратно, потому что не справились с управлением. 90 лет без одного года существовал музей".
http://www.fontanka.ru/2017/01/11/093/
/////
Как историк, он не может не знать, что в то десятилетие, с 1918 по 1928 гг. никакой речи о содержании Исаакия верующими не могло быть: это были самые страшные годы кровавой борьбы власти с религией, с Православием. Тысячи священников были расстреляны, сосланы на Соловки. Равно как и прихожане. За вход в Храм простой обыватель рисковал быть моментально репрессированным. Кто бы его в такой ситуации содержал? Он вообще понимает, что говорит?
На Рождество 2017 года не был в Исаакии. А на Рождество 2016 года был - в собор было не войти - человек 500 или больше на службе было точно.
Ну вот и видео есть -https://www.youtube.com/watch?v=hUL3ySRgvh8
А может и 10 000 было - посмотрите на видео. Я людей не считал - но собор был почти полон.
Ой не смешите. У меня есть опыт посещения служб Самсониевского храма (одновременно он музей - филиал Исаакиевского собора), что на Выборгской стороне. Служили всегда в одном из малых притворов.
Так там во время службы - если ты уходишь хотя бы посмотреть издалека малый иконостас - так за тобой тетка служитель всегда ходила.
Понимаете - мы ездим к нашему духовнику из центра Питера за КАД и ничего и Вы говорите что в центре города Исаакий останется без прихожан?
Кстати Вы меня уговорили - завтра на службу пойду в Исаакий.
И еще - ссылаться на полоумного и давно сбежавшего из Церкви старикашки калакозо - как то не прилично. Его журнальчик - сбор анекдотов и сплетен о околоцерковных делах.
Что Вы говорите - оказывается калакозо священник РПЦ. Удивительно! Надо будет спросить о нем у о. Иоанна (Малинина).
А какое такое разочарование. Приход будет расти - церквей вокруг не так много. Так что всяко прихожан будет больше чем креаклов протестантов.
Таня, просто почитайте, кто и как строил собор, и еще. как во время войны оберегали этот храм, как защищали деревянными бревнами статуи, как строили муляжи, чтобы отвлечь вражеские бомбардировщики, Вы поймете что такое Исаакий для русских людей значит.
Я в последний приезд не смог пройти в него, да и дороговато было по 600 рублей на четверых. А Вы думаете, сейчас станут туда пускать бесплатно? Я - нет.
Исаакий - это символ и смысл города для петербуржцев и, не побоюсь этого не популярного слова, ленинградцев. Собор принадлежит не только верующим! Осмелюсь предположить, что в Петербурге православных верующих незначительное меньшинство, чтобы убедиться в этом можно попробовать посетить всенощную - ну скажем в той же Лавре.
А обвинять людей в корысти - ну действительно, побоялся бы это автор бога, если он так в него верит! Заодно можно полюбопытствовать, а каков будет ценник на венчание в соборе? А? И кто иуда, думающих о деньгах, спрашивается? Такие обвинения людям в лицо бросать!
Другое дело, что недовольством как обычно пользуются маргиналы и эти... "грантоеды".
Мой комментарий выглядит как "ответ" вам, но я просто хотел добавить что-то своё к тому, что вы написали :)
Людей на службу всегда пускали бесплатно. Меня же удивило, что никого не волнует судьба музейщиков, как их кроют последними словами. Пока одни слова, реальных предложений нет.
По опыту же, при совмещении должностей настоятеля собора и директора музея, неизбежно превалирует настоятель. Ни разу музеям не было вовремя предоставлено нормальное помещение для фондов и т.д. А что будет с музеем блокадного собора, где хранились музейные сокровища во время войны? Программу, хоть какую-то внятную концепцию, никто не предоставил.
Это не пустые слова.
А) Исакий никогда не принадлежал РПЦ. С самого основания.
Б) РПЦ не имеет необходимых знаний и стимулов (желаний) правильно содержать исторические памятники.
Чем праздный спор вести,
Не лучше ли подумать о насущном?"
Так разрешила спор друзей Кукушка.


Николай Тимофеев
Спор
(басня)
Что за "синдром Иуды"?
По-моему автор решил словам хлестануть. С Иудой же дело не просто, до сих пор спорят что это было. И будут спорить. Так задумано. :-)

Действительно есть вопросы по событию. Храмы сооружались на разные средства - государства, личные, общества и общины. По последним вопросов нет. А вот остальные далеко не все передавались церкви после постройки или позже. Поэтому термин "возвращение" с лукавинкой употребляется. Это не хорошо, вредит делу.

И вопрос о деньгах таки немаловажный и естественный. В одном обстоятельстве автор как-бы полемизирует, но ответа не даёт. Действительно есть множество разрушенных храмов. Они на самом деле ждут восстановления. И возможности жертвователей тоже не безграничны. В таких условиях почему бы не быть рачительными?

В качестве музея Исакий функционировал? Да. Финансово самостоятельно? Да. Церковная жизнь препятствия испытывала? Не слышал. Содержание и реставрация были квалифицированными? Вполне. В новом статусе потребует средств? Несомненно.

Вопрос - зачем было трогать? И ответ у меня вертится не хорошенький. У Полтавченко репутация скверная (и ни что не помогает, что интересно). Вот он и решил отметиться. Причём не перед горожанами (они его уже похоже ни при каких обстоятельствах не возлюбят), а перед начальством. Рвение, т.с. явить.
по моему, всё это чистая провокация, последние годы усилились нападки на РПЦ, а тут сама РПЦ провоцирует, это что, глупость, или безразличие как к ней относятся, уверовали в свою непотопляемость?
Я против передачи РПЦ памятников архитектуры, потому что тогда там всё точно развалится. И пускать никого не будут, ну или по строго ограниченным дням.
А экскурсии по церквям и монастырям это вообще тот еще ад. И всегда отношение как будто ты вражина последняя.
Покажите хоть одну церковь, которую РПЦ развалила. Таких нет а восстановили тысячи.
Я по Золотому Кольцу покаталась, и своими глазами видела разницу между содержанием старинных церквей РПЦ и музейниками. И восстановленные церкви, которые я видела финансировались из бюджета все, ну разве что, за исключением мелких, деревенских.
вопрос о содержании самый важный, конечно. То, что есть такой известный прецедент - Троицкая Лавра - меня немного утешило, но с другой стороны, Лавра - это монастырь, насельников весьма немало, семинария и прочие учреждения, большое хозяйство. Соответственно, человек (или коллегия), хозяйствующий там, обязательно должен быть хозяйственником хорошим, иначе никак. И музейная часть, тоже как часть большого хозяйства, не остается в небрежении.
Есть ли такой ресурс для Исакия?..
кстати, страшно и вообразить, какой духовный вид имела бы Лавра, будь она сугубо музейным учреждением...
Вы хлестаете по нормальным людям такими изощренными терминами как "богоборцы". Поймите, люди противостоят не Богу, а той отвратительной идеологии, которую приняли вы , вводя заблуждения и добрых людей и себя, что это "истинное" учение.
Вы сами еще раз прочитайте Ваш материал, и обратите внимание как отвратительно пренебрежительно он написан по отношению к оппонентам. Это что "Дух Христов"?
" ...режет глаз..."? Да, вполне законно, что у людей режет глаз, как насилием эта религиозная организация устанавливалась на Руси: в сопровождении головорезов князь заявил: "кто не примет...тот мне не друг". Как ею идеологически поддерживалось крепостничество, когда людей покупали и продавали как скот, а сама была крупнейшим крепостником. Как ссылали, притесняли. убивали, сжигали заживо "неверных". И я не уверен, что лично вы, дай Вам волю, не поступали так же, судя по вашему тону. Но ныне вы просто выплескиваете бессильную злобу. Скажите, как это может не "резать глаз"? И ныне эта организация встала на тот же путь: сговор с государством, и только как служака государства она может существовать. И это факт, и это история. Да, формально что ни человек - то принадлежит ей, потому, что вводят в нее силой, в младенчестве, когда человек не может выразить свою волю. А, на самом деле, ведут религиозную жизнь лишь несколько процентов.



Edited at 2017-01-14 09:36 am (UTC)
Разве Церковь изуродовала сотни храмов по всей России? Разве из-за богослужений и крестных ходов они стоят пустыми в городах и селах? Нет, друзья. Это сделала советская власть, постоянно обещавшая показать миру последнего попа, пока её саму не стали показывать в музеях. Так что этот упрёк не к Церкви.
----------------------

«За период с 1867 по 1891 г. число желающих обучаться в духовных учебных заведениях сократилось с 53,5 тыс. до 49,9 тыс. человек. О низком уровне престижа служителей церкви свидетельствуют следующие факты: в 1863 г. студентам духовных семинарий разрешили поступать в университеты, и уже к 1875 г. среди студентов 46% составляли бывшие семинаристы. В 1979 г. обеспокоенное церковное ведомство добилось отмены этого разрешения»" (Русское православие, 1897, с. 168).

«Духовенству нашему даже среди благочестивых и прежде смиренно покорных крестьян весьма нелегко живется. Священнику не хотят совершенно платить за требы, оскорбляют его всячески. Тут приходится закрывать церковь и причт переводить в другой приход, потому что крестьяне решительно отказались содержать свой притч; есть еще прискорбные факты – это случаи убийств, сожжения священников, случаи различных грубых издевательств над ними» (Христианин, 1907).

«За последнее время отношения причта с крестьянами сильно обострились на почве высоких поборов при совершении разного рода треб и таинств; так, например, были случаи, когда за недоплату нескольких копеек покойник оставался не погребенным около суток после того, как был перенесен в церковь. Но что более всего озлобило крестьян – это такса, установленная нынешним постом за исповедь по 12 копеек с души…» (Из донесения скопинского исправника Рязанской губернии за 1907 г.).

«Священники только и живут поборами, берут… яйцами, шерстью и норовят как бы почаще с молебнами походить, и деньгами: умер – деньги, родился – деньги, берет не сколько даешь, а сколько ему вздумается. А случается год голодный, он не станет ждать до хорошего года, а подавай ему последнее, а у самого 36 десятин (вместе с притчом) земли…»

«Началось заметное движение против духовенства» (Аграрное движение, 1909, с. 384).

«Уже целое столетие духовенство православное слжит в известном отношении «притчей во языцах», вместилищем и олицетворение мбогатства, жадности и корыстолюбия…» (Левитов М. Народ и духовенство. Казань, 1907).

«Церковь и духовенство покрывали своим высоким званием все, что делало правительство. За долгие годы, протекшие со времен Петра Великого, не было такого преступления, совершенного правительством, которого бы не освящала церковь…

Все долгие тяжкие годы крепостного права не раздавалось голоса… с амвона: стыдно, противно Христову учению – закрепощение одних людей другими» (Рюминский А. Духовенство и народ (Церковь и государство). СПб., 1906 ).

«На фабриках, рудниках и заводах… замечается полный индифферентизм к религии церкви и ее установлениям… Они относятся также безразлично и к духовным пастырям своим» (Из отчета Екатиринославской епархии за 1898 г.).

«То недоверие, с каким прихожане относятся к попыткам духовенства сблизиться с пасомыми, та неприязнь, граничащая с открытой враждой, … свидетельствуют о том, что духовенство начинает утрачивать былую любовь и авторитет среди прихожан… (Медик. Откровенное слово по поводу настроения умов современной интеллигенции // Миссионерское обозрение, 1902. №5).
До революции вообще не было особого отдельного понятия как церковная собственность.

Всё церковное имущество было частью государственного имущества.

Это так называлось - имущество ведомства православного вероисповедания - имущество Св.Синода.

Точно так-же как и имущества военного ведомства, имущества морского ведомства, имущества МПС и проч.

Все эти министерства и ведомства управляли, распоряжались или пользовались государственными имуществом.

Церковь в целом ( понимаемая как собрание верующих ), митрополии, епархии, монастыри и даже приходы не являлись ни собственниками, ни юридическими лицами, юридическим лицом был Св.Синод

Даже все пожертвования которые давали верующие юридически сразу становились государственной собственностью.

Конечно в уложении о наказаниях была особая статья о "святотатцах" - о тех кто крал церковное имущество и было таким отдельное особое наказание.

Но такие-же особые статьи были например о краже и порче имущества железных дорог и о порубке леса в казённых лесах.

Можете специально просмотреть весь многотомный свод законов Российской империи и нигде не найдёте упоминания о том, что существуют особые негосударственные церковные имущества официальной церкви. Везде церковные имущества рассматриваются только как часть государственных имущества. Вот имущества других конфессий, те действительно не были частью государственных имущества.

Кроме этого официально вся церковь была на госфинансировании, которое большевики упразднили.

Была особая статья расходов бюджета "расходы Св. Синода" Официально всё духовенство (кроме монахов ) и светские чиновники Синода получали государственное жалование .

Кроме этого есть ещё и исторические прецеденты, когда церковные имущества рассматривались как имущество казны .

Например монастырский приказ Петра 1 которому было передано в управление все монастырское имущество именно как государственное имущество.

Изъятие из церквей и монастырей при Петре колоколов и драгоценных металлов, было не конфискацией или экспроприацией, а просто использованием государством государственных имущества для других целей и по другому назначению.

При Екатерине II была проведена передача тех земель и тех крестьян которые были даны монастырям в пользование, от монастырей в непосредственно в казённое управление и распоряжение, что неправильно называют секуляризацией, это была просто передача имущества из одного ведомства в другое .

Так что, когда никонианские жрецы вопят о том , что церковь де ограбили безбожные большевики, то они намеренно и корыстолюбиво вводят всех в заблуждение .

Церковь понимаемая как собрание верующих ( а не как казённое учреждение ) до революции не имела и не могла иметь каких-то имущества и ограбить её было физически нельзя .

Когда Временное Правительство отменило обязательные посещения церкви, тут же посещаемость церквей, служб и т.д. упала в десятки раз.

И когда декретом СНК РСФСР от 23 января (5 февраля) 1918 года церковь была отделена от государства и государство от церкви, то священники лишались кормления от государства, естественно, они могли прокормиться только с приношений граждан. С того, что могла собрать религиозная община.

Но могли ли религиозные общины потянуть в условиях массового голода в России содержание ВСЕХ церквей и церквушек? И были ли вообще те общины реально многочисленные и многолюдные?

Было бесчисленное количество маленьких церквушек, разбросанных по городам России.
Они из себя представляли часто просто грубо сколоченные сараи с крестиком на крыше. Собственно говоря, таких «сараев» было как бы не 90% всех церквей. Именно в такие церкви в первую очередь и перестал ходить народ.

Что было делать тамошним попам?
Умереть с голоду?
Или бросить всё и идти на заработки? Именно второе и выбрали.
Естественно, что покинутые церкви пришли в полное запустение
--------

Вот таковы факты истории.
Если бы государство требовало денег за возврат отнятых церквей, то оно бы было продолжением преступной Революции. Кто считает, что это нормально - должен и платить за преступления - вот пусть эта недовольная сволота ремонт возвращаемых и восстановление уничтоженных церквей и оплачивает.

Edited at 2017-01-14 11:28 am (UTC)