Будь я сценографом, на сцене для пьесы по Мертвым душам поставила бы одну большую шкатулку

Читаю "Мертвые души" Н.В. Гоголя. Читаю не спеша, в кайф, наслаждаясь.

  Просто так  у  Николая Васильевича нет ни одного слова. Все  повествование до единого слова заплетено туго, умело в единую яркую чуть странную картинку.

Вот к примеру он берется подробно описывать вдруг шкатулку Чичикова. Открывает перед любопытным читателем все ящички  и закоулки с мыльцем для щек, с гусиным пером и с листом гербовой бумаги для разного рода канцелярских дел.

 Будь я сценографом я бы на сцене для пьесы по Мертвым душам поставила одну большую шкатулку. И Чичиков как бы переходит из одного ящичка в другой - от одного помещика к другому -  и они все как бы выходят из своих ящиков -  миров, выманенные  из тени на время чичиковской  свежей бизнес идеей, которая даже делает  Чичикова сильнее их.

Все это вроде общее целое - Россия, провинциальная огромная - до столиц три года скачи - не доскачешь. И помещики живут так глухо, странно, разъединенно - каждый в своем ящичке этой огромной  шкатулки Россия. Если они так и правда жили, тогда революция закономерностью была...


Recent Posts from This Journal

Гоголя только так и нужно читать: медленно, смакуя. Одно описание блюд, подаваемых к обеду , чего стоит!
А я вспоминаю рассказ режиссёра, который вернулся из Польши, где был на премьере спектакля "Ревизор" (было это, правда, в конце 70-х) в драмтеатре Варшавы (поляки всё нынче говорят, что у них уважают и любят русскую классику). Всё шло как и написано у Н.Гоголя, кроме одного: все персонажи пьесы на протяжении всего действа пили водку из самых разнообразных ёмкостей. В правой кулисе была выгородка - сени, где стояла деревянная бочка с водкой и туда всё время забегала челядь и прихлёбывала прям из большого ковша. В зале стоял хохот и вдруг раздался громкий мужской голос: "да что с ними бороться, они сами сопьются". И это во времена СЭВ, мир-дружба-жвачка!
Вот так часть поляков "любят" и воспринимают Россию, надеюсь, что не все.
Кстати именно сегодня мы рассуждали насчёт "скачи", то есть расстояний в дореволюционной России , когда летали гонцы меняя на "почтах". Это конечно не сейчас и новость дошла за секунду даже из космоса
Да. Гоголь пишет, как Пушкин читал и мрачнел, узнавая. "И при том, -писал Гоголь. - что я еще все смягчил".
19-век, классики
Для меня они делятся надвое - одни видели суть человеческую, другие суть общества. Гоголь, как бы он не точен был в деталях и характерах, относится к тем, кто видел общество. С ним Салтыков-Щедрин и Островский. Я всех троих читаю с равным наслаждением.

Остальные всё-таки больше про человека, даже Толстой с его панорамами. Для него всё что он пишет всё равно декорация к человеку.

И отдельно Достоевский. Этот видел суть всего. Причём единую суть всего.
На мой взгляд, самое сильное место в нашей литературе:

"...
Но когда подвели его к последним смертным мукам, ─ казалось, как будто стала подаваться его сила. И повёл он очами вокруг себя: боже, всё неведомые, всё чужие лица! Хоть бы кто-нибудь из близких присутствовал при его смерти! Он не хотел бы слышать рыданий и сокрушения слабой матери или безумных воплей супруги, исторгающей волосы и биющей себя в белые груди; хотел бы он теперь увидеть твёрдого мужа, который бы разумным словом освежил его и утешил при кончине. И упал он силою и воскликнул в душевной немощи:
- Батько! где ты! Слышишь ли ты?
- Слышу! ─ раздалось среди всеобщей тишины, и весь миллион народа в одно время вздрогнул."


Тарас Бульба