Татьяна МАСС (tanya_mass) wrote,
Татьяна МАСС
tanya_mass

Categories:

Мое архивное интервью с монархистами. С Игорем Гиркиным

Мой материал в газете "Советская молодёжь" (Рига) ─ за 10 дней до выхода Латвийской ССР из состава Советского Союза (до принятия "Декларации о восстановлении государственной независимости Латвийской Республики" 4.05.1990):

• За царя, за Родину, за веру! (24 апреля 1990)

Россию не спасёт демократия. России нужна только монархия, ─ считают сегодняшние российские монархисты.
15 марта сего года в "Советской молодёжи" было опубликовано интервью с председателем оргкомитета Православной конституционно-монархической партии России С.В. Энгельгардтом-Юрковым. Редакция получила множество писем, свидетельствующих о том, что сегодня идеи монархизма вызывают интерес и уважение наших соотечественников. По просьбам читателей корреспондент Татьяна Масс встретилась в Москве с представителями ПКМП.

***

МНЕ ПОВЕЗЛО. Кроме Сергея Вольевича и его жены и коллеги Нелли Миловановой в их однокомнатной квартирке на последнем этаже кирпичной башни я застала ещё и руководителей "Комитета молодёжи ПКМП" — Дмитрия Кузьмина и Игоря Гиркина. Обоим — 18—19 лет, оба — студенты Историко-архивного института. Комитет образовался в конце марта с целью объединения молодёжи в рядах монархистов. В нескольких самиздатовских и зарубежных изданиях появились воззвания "Комитета молодёжи", призывающие:

1. Участвовать в политических действиях, направленных на восстановление законной власти в России.
2. Всеми средствами распространять идеи монархического общежития путём издания листовок, газет, журналов. Восстанавливать памятники истории и культуры.
3. Разоблачать созданный марксистами и демократами ложный образ монарха.

"Представление о монархии сегодня ассоциируется с порядком, при котором у одного человека, царя, — всё, а у остальных людей — ничего. На самом же деле положение людей в монархии совсем иное: все подвластные царю люди — не рабы, но все подобные ему. Каждый из них царь в том, чем пользуется.
Принято считать, что русский мужик был абсолютно бесправен, но это — глупая ложь.
Бытует представление о лихоимстве царского чиновничества, но в России никогда не воровали ведомства и министерства, никогда не воровали и носители высшей власти. А сегодняшняя мафия во главе с самой верхушкой государства при царях была просто немыслима" (Анатолий Булев: "О русской монархии" — "Российские ведомости", № 25, за 1989 год. Далее цитирую эту же статью. — Т. М.).

○ Корр.: Дима и Игорь, когда вы почувствовали себя монархистами?

Дима: Я давно собирался стать историком, много читал и самостоятельно пришёл к мысли, что для русского народа подходит только одно государственное устройство — монархия.

Игорь: Мой отец — депутат райсовета Москвы. Мои убеждения выросли на конфликтах с "советскими родителями". Правда, я считаю, что старая монархия восстановлению не подлежит. Должна быть новая монархия — бессословная. Между Государем и народом не должно быть никакой прослойки.


○ Корр.: А как вы относитесь к обществу "Память"?

Игорь: Я вижу в нём здоровый монархистский дух, но в то же время и антисемитизм. В общем, это явление неоднородное. Потому что в России при Государе никогда не был в чести национализм в любых его проявлениях. Например, существовало два Георгиевских Креста (орден за храбрость. — Т. М.). Один в виде креста, другой в виде полумесяца — для мусульман.

"Царские власти не вмешивались во внутренние дела и судопроизводство народов нерусской национальности, живущих в империи, законом стала и полная свобода вероисповедания. Доказательств этому масса. Например, существование на территории Российской империи самых разнообразных государственных устройств. От феодальных до буржуазно-демократических."

○ Корр.: А как вы относитесь к советским демократическим партиям?

Дима и Игорь (вместе): Отрицательно. Как показывает история, демократия никогда ни одну страну не выводила из тупика. Из-за принципа устремления к ложному. Флоренский, думая о путях России, пришёл к выводу, что демократия для неё — тупик. Даже декабристы были в основном монархистами. Вообще идея демократии оформилась в России окончательно к началу XX века, а когда в 1917 году демократам представилась возможность взять власть, они не смогли этого сделать — не было программы.
Монархия — объединительная идея — за Россию единую и неделимую. Русский царь осуществлял управление страной. Был арбитром и властным судьей в столкновениях интересов разных групп, партий, направлений, классов — арбитром, руководствующимся интересами всего общества. Выборная система правления, многопартийная парламентность не способна обеспечить такое руководство в той должной степени, как это возможно для законной монархии.

"Царю незачем тратить время на обеспечение себя, своей семьи, родственников, клана, партии — в легитимной монархии таких забот у царей просто нет. В отличие от всех республик, царь стоит у кормила власти не по игре случая и не временно, а постоянно и готовится с самого рождения самым наилучшим способом именно для управления государством. Тот же президент США имеет относительную свободу действий только после принятия правления, а там нужно думать уже не об интересах общества, но о том, как обеспечить победу своей партии на следующих выборах. Президентская политика практически не зависит от личной воли президентов демократических стран, а является равнодействующей влияний закулисных кланов, которые и правят страной, держа друг друга за горло, а все вместе — господина президента!"

— А, кстати, знаете ли вы, — задали мне вопрос мои собеседники, — что монархия в нашей стране не была свергнута? Не существует ни одного юридического акта, который мог бы объяснить, почему пустует трон.

Сергей Вольевич Энгельгардт-Юрков почти не принимал участия в нашем разговоре: только что, перед моим приходом, в этом доме несколько часов итальянские журналисты делали телезапись интервью с советскими монархистами.

— Наконец-то о нас заговорили на Западе, — прокомментировал это событие Сергей Вольевич. — Именно западные страны были первыми врагами российского монарха.

Эдмон Тери, которому царское правительство поручило выяснить перспективу развития царской России, представил такое заключение:

"Если дела европейских наций с 1912 по 1950 годы будут идти так же, как они шли с 1900 по 1912-й, Россия в середине текущего века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении."

За 20 лет правления Великого Государя население страны выросло на 40 процентов. Сбор зерна увеличился вдвое, и Россия полностью избавилась от перманентного голода. Вдвое выросло народное потребление. Бюджет государства вырос почти в три раза, причём без малейшего увеличения налогов. Основной капитал машиностроения за три года вырос вдвое, о чём мечтают нынешние советские руководители, но что почти недостижимо для них. Вклады в сберегательных банках за 20 лет выросли с 300 млн. до 2000 млн. руб. Количество рабочих выросло в 2,5 раза. Экономика была неслыханно стабильна, и золотой запас России превышал количество бумажных денег в обращении. Протяжённость железных дорог увеличилась вдвое и вдвое вырос речной флот.

Продолжите линию развития России тех лет и посмотрите на результат: мощь нашей державы сегодня не могла бы оспаривать ни одна страна.

○ Корр.: Сергей Вольевич, о чём говорили с вами итальянские журналисты?

Энгельгардт-Юрков: Больше всего их интересовал вопрос о престолонаследии. Кто займёт престол?

○ Корр.: И как вы им ответили?

Э.-Ю.: Мы наложили табу на этот вопрос. Традиции призвания на царствование в России — мистические, так как наша монархия православна. Призвать на царствование может лишь Земской Собор!

○ Корр.: А кого лично вы хотели бы видеть Российским Государем?

Э.-Ю.: Племянника Государя Николая II, его наследника Великого князя Владимира Кирилловича.

"Русская монархия имела законы, обязательные и для самих царей. Эти законы ограничивали деятельность русских царей строго обязательными для них рамками, и выход из них в любом случае лишал их царского достоинства и сана. Притом автоматически (например, в случаях отступничества от православия или вступления в брак с лицами, не имеющими царственного достоинства). Эти законы суровы и жестоки. Представлять жизнь русских царей по схеме: "что хочу, то и ворочу" — могут только совсем неграмотные люди. Мы уже не говорим о том, что ещё более непреложными для них были Символ Веры и строго христианская мораль."

Я передала Сергею Вольевичу все письма, пришедшие на его имя после опубликования интервью, а он в свою очередь попросил сообщить через "Советскую молодёжь", что 2 апреля сего года в Москве учреждено "Всенародное общество ревнителей памяти Великого Государя", призванное "свято почитать память о Государе Императоре Николае II, защищать светлую память Св. Царственных мучеников". Одним из первых деяний общества будет возведение в Екатеринбурге (Свердловске) на месте зверского убийства царской семьи Храма на крови во имя покаяния и искупления великого греха народа за попустительство убийству праведников. Телефон общества в Москве — 146-81-39. Председатель — Нелли Милованова.

P. S. Многим нашим читателям не понравился заголовок в интервью от 15 марта ("Боже, царя храни?"). Сообщаю, что он не отражает отношения автора материала к Государственному гимну России, Государю Николаю II и Православной конституционно-монархической партии России.

Т. М.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments