Русская литература, как источник разведданных...

Однажды я оказался на свадьбе рядом со старичком. "Очень приятно, Александр Михайлович". Выпили по первой, второй... разговорились. Оказалось — бывший военврач, свободно говорит по-немецки. Выяснив круг моих интересов, собеседник стал вовсю «стремать» русскую литературу. В смысле, что русская литература виновата в том, что немцы стали против нас воевать. Аргументировал очень грамотно. В Александра Михайловича я вцепился не очень крепко, о чем сейчас сожалею. Было это давно. Записи кое-какие остались, но скудные. Воссоздаю картинку на том материале, что есть.

На Южном Урале, в глубоком тылу, с 1942 года стали организовывать госпитали «особого режима». Один такой — в маленьком городке Ишимбае. Из обычного госпиталя советских раненых бойцов вывезли, а на освободившихся койках разместили военнопленных — немцев, румын и солдат-власовцев. Территорию оградили вышками и колючкой. Немецкие пленные были с признаками дистрофии. Работали на заготовке леса, за что полагался двойной продуктовый паек, но было известно, что на лесной делянке власовцы каждый день немцев избивают, отнимают пищу, стремясь, тем самым, довести их до истощения и смерти. Сами власовцы выглядели бодро, были подтянуты, дисциплинированы, при любой возможности старались позаниматься на оздоровительной площадке — на брусьях, на турнике.


Был такой случай. Ночью в столовую госпиталя пробрался один из немцев-дистрофиков и украл хлеб. Задержали. Утром немцы были напуганы: «Теперь ему капут, и нам тоже плохо». Построение на плацу. Начальник госпиталя объявил: произошел позорный, компрометирующий немецких военнопленных случай. Все, стоявшие в строю, были уверены, что виновного расстреляют, но им объяснили, что на первый раз провинившегося решили простить. Пленные удивились: «Немецкие военные врачи — сначала солдаты, а потом медики, а сотрудники госпиталя — сначала врачи, а потом солдаты...»

Обязанности медсестер ограничились раздачей лекарств, остальное, включая уколы, больные делали самостоятельно. Каждый из сотрудников госпиталя дал подписку, что обязуется с больными не разговаривать, не назовет даже место, в котором госпиталь расположен.

Александр Михайлович, напротив, имел расширенные полномочия, предусматривающие тесные контакты с военнопленными. Особенно долго он общался с офицером Мартином, хорошо говорившем по-русски. Закончивший Берлинский экономический институт, а затем Штутгартскую школу военных переводчиков, он в предвоенное время работал в ведомстве партайгеноссе Альфреда Розенберга. Его Александр Михайлович приглашал в кабинет, предлагал папиросы, ставил на плитку чайник с шиповниковым отваром. Так обычно начинались беседы... Немец отвечал спокойно, подробно, вежливо, видимо, считая, что Александр Михайлович вправе спрашивать о чем угодно, а его обязанность — честно отвечать. Постепенно разговорились. Сначала общее, почему немцы пошли на Россию, а кончилось обвинениями со стороны немца в адрес всех русских писателей, начиная от Достоевского и Толстого, до популярных советских…

Немец рассказал, что, работая над обобщением материалов по России в течение нескольких предвоенных лет, его подразделение, по указанию партайгеноссе Розенберга, особое внимание уделяло русской литературе.

— Художественные книги были главным источником, по которому Розенберг, а за ним и многие профессора Берлинского университета судили о России. Англию знали лучше, поэтому не пытались объяснять события в истории Британской империи байроновским пессимизмом или гамлетовской нерешительностью. С вами случилось иначе. Основной фон представлений давали герои романов: Обломов, Манилов, «лишние люди», босяки. Идиоты Достоевского и толстовское непротивление злу насилием тщательно исследовалось с выписками цитат на отдельные карточки. «Война и мир» была понята как исключение из общего правила, так как написана о делах давно минувших, о дворянстве, которое большевиками истреблено, и поэтому в расчет не принималась… В Германии старательно переводили все, что писал Михаил Зощенко. Предисловие к сборнику зощенковских рассказов было написано так: посмотрите, какие наследники родились у лишних и босых людей, героев русской литературы… Получается, мимо настоящей русской жизни ваша литература прошла стороной. Государственного строительства, военной мощи, настойчивости и упорства ваша литература не заметила или не захотела об этом писать. Но по всему миру получили хождение книги, где русские или чахоточные, или эпилептики, или ими владеют безумные замыслы пахать землю и ходить босиком. В конечном результате эти книги создали представление о России как довольно слабой стране. Ваши книги психологически подготовили начало войны.

В Германии, конечно, были немцы, не доверявших цитатам из литературы. Как правило, из числа торговцев, ремесленников, инженеров, бывших военнопленных и колонистов, бежавших от большевиков. Они приходили в кабинеты Восточного министерства, заваливали министерство письмами — только не пытайтесь завоевывать Россию, не делайте этого. Но побеждали всегда известные профессора…

Партайгеноссе Розенберг говорил, что германский меч должен завоевать земли для германского плуга, но сначала это было лишь пожеланием. Генералам вермахта нужен был ответ на вопрос — в какой степени возможности рейха соответствуют его политическим устремлениям и в какой степени Россия является страной, для завоевания которой достаточно одного штыкового толчка? Если Россия стоит твердо, и война станет затяжной, германо-советское столкновение перерастет в войну мирового масштаба. В Германию, увязшую на востоке, обязательно вцепятся враги с Запада. Генералы указывали на ошибку вильгельмовской Германии — самоубийственную войну на два фронта. Ее нельзя было повторять. Некоторые в Германии всерьез обсуждали, будет ли Россия фронтом вообще? Или война с Россией станет увеселительной прогулкой, которая закончится намного раньше, чем Англия и Америка успеют закончить мобилизацию? От ответа на этот вопрос зависела не только война на востоке, но война вообще. Война не была бы самоубийством только в том случае, если бы информация германских экспертов по русским делам оказалась правильной: колосс, который раньше стоял на глиняных ногах, сейчас стоит на соломинках…

Эти размышления Мартина поразили Александра Михайловича — слишком походили на правду. Действительно, что отображали, с точки зрения «немецкого здравого смысла», все — от Пушкина, Толстого, Достоевского, Тургенева и Чехова до Горького и Зощенко? Онегины, Маниловы, Обломовы, Безуховы, Климы Самгины и прочие были бездельниками, которые, говоря прозаически, бесились с жиру. Онегин от безделья ухлопал друга, Безухов и Манилов мечтали о несбыточных вещах вместо того, чтобы честно трудиться. Неужели великая русская литература действительно спровоцировала войну? Отсутствие государственной идеи, любовь к страданию… Завоевать такой народ — пустяки! Вот немцы и поперли. Или так: получается, что немцы, изучавшие русскую литературу, сделали правильные выводы — если, кроме лишних и босых людей, на востоке ничего нет, нужно на этом диком востоке установить цивилизацию и порядок.

Потом, осенью 1941 года, возникло некоторое разочарование, и немцы с удивлением отметили: литература не всегда объективно отражает национальную психологию. Русская литература создала о России сказку, миф, армия же столкнулась с русскими солдатами…
Автор: Сергей Синенко

Recent Posts from This Journal

Альфред Розенберг?
это тот, который родился в таллине, а по некоторым данным в СПб, учился в Риге и закончил МВТУ( им. Баумана) в Москве?
к-рого еще в добрвольческий корпус немецкий не приняли как "русского".. изучал Россию по классической лит-ре?
Да уж. В этом случае следует признать, что немцы оказались достаточно туповатыми :) Не думаю, что это так.
Я думаю, что немец хотел сказать, что пропаганде проще было работать с кусками русской литературы для достижения своих целей. Т.е. привлекалось это якобы "экспертное" мнение для убеждения своих же в генеральной линии партии.
такой дикий абсурд нарочно не придумаешь, разве что только в русской лит-ре))
во время блокады в Ленинграде было даже поверие, что лучше жить на Васильевском острове, его, типа, бомбить не будут, потому что именно там родился этот Розерберг.. мать его родом была действительно с Васьки, и действительно возможно приезжала туда рожать..
наивные....(
О, как. Умные люди умеют сами себе придумать дивный мир.
Да, и без этих сомнений похоже на миф, но я задумалась - есть ли положительные национальные герои в нашей литературе?
как и в любой другой...
три мушкетера прям трудяги-работяги)
трудягой можешь ты не быть, но вызывать уважение обязан
храбрый Роланд, Жанна дАрк - навскидку
Роланд и Жанна - исторические фигуры...сравнительно с персонажами Карамзина - однотипные.
а "жанна" от Вольтера - да уж, положительный персонаж)..
Об этом достаточно подробно писал Иван Солоневич. Он же как раз жил в предвоенной Германии.
Он писал, что немцы (профессура и военные) выносили суждения о характере русских солдат именно по нашей художественной литературе.
Солоневич пытался в личных беседах объяснить немцам, что русская литература написана барами, которое не знали и не понимали простых людей. И что русские простые люди вовсе не такие, как их описывали тургеневы и толстые, что никаких платонов каратаевых они в России не встретят, если на неё нападут.
Конечно, то что написал некто С.Синенко - гон поросячий. Альфред Розенберг знал Россию и русских лучше сотни синенок.
Про литературу смешно, конечно, да и вообще весь этот лит. памятник - лол.
Но, к примеру, с географией у бошей были проблемы. Потому что, например, как они собирались форсировать Волгу, чтобы до Урала дойти... Редкий танк доедет до середины Волги.
Это почти как 100 тыщ монголов и у каждого по три коня - в русских лесах, зимой.
Интересная точка зрения. Вот я верю, что немецкие профессора на полном серьезе изучали русскую литературу, чтобы построить психологический портрет общества, который, как правило, ускользает, так как многим творцам той эпохи "неинтересно" было писать о работающих людях, инженерах, новаторах, ученых. Они писали о своем круге бездельной вырождающейся аристократии. Только всколзь, например, у Толстого в "Войне и Мире" было упомянуто, что у Андрея Болконского в хозяйстве был полный порядок, в то время как у Безухова был полный раздрай. Сам Толстой предпочитал косить и пахать вместе с крестьянами, вместо того, чтобы думать о применении современных тогда научных методах обработки земли и как предотвратить столь часто случающийся в то время в России голод среди крестьянства.

Хорошо о человеке труда и науки писали в Советском Союзе. Я сейчас для себя открываю многих художников и писателей "второго плана" той эпохи. Они прекрасны.

А если продолжать аналогию в прекрасном новом мире капитализма, то исторические поделки "нехорошего человека" и правителя русской исторической википедии Акунина, фантазийные духоподелки Пелевина и киноподелки типа "Штрафбата" могут вредить будущему России, так как по ним продолжают изучают российскую "действительность".
В 90х гг Т.Толстая, получив какие-то деньги, устроила конкурс лит.произведений о смысле и жизни в бизнесе.

Насколько помню, получили они несколько сот рукописей, и некоторые прям таки готовые издания по оформлению.

С трудом одно выделили да и то условно.

И поняли, что не коммунизм виноват - а православие.
Комм. на благодатную почву пришёл и разорил и то слабое, что было.
Моя бабка говорила - деньги это сотона.
Из нашего огромнаго села десятки семей уехали на "новы земли", и ещё на трудные пахоты (это называлось, кажется, отруба)

Вот отчего мы выдержали вторую отечественную войну - централизованная эвакуация промышленрости происходила не на голую землю, как очень любили изображать в сов.героч.кинах.

Но были такие, что возвращались и это если неиздалёка... виновато, пардон, бабьё.

"Сотоны" им не надо и ничего не надо, только маму.

Известно как "понимается" место, когда Иисус гоняет торговцев из двора Храма:
денег быть не должно !

Вот в нашей жизни их и не стало !

...и о декрете о земле:
перенаселённой и обезземеленной коренной России не земля была нужна - на что земля, если работников надо её обработать и чем больше земли, тем от того больше рук не делается - город предлагал бОльшие и легче заработки.

Всё ленинское - это сплошь демагогия.
Ну и добились сбычи мечт !

Почему я запомнил - у Толстой есть об этом что-то вроде эссэ.
PS
Естественная хозяйственность народа (Л.Тихомиров) уступает calling "уэсслианцев"...

(невозможно добавить образ, иллюстрацию ))



Edited at 2018-02-14 05:43 pm (UTC)

Извините за резкость, но это- бред. Изучать вероятного противника по литературе без малого 100-летней давности..

Пушкина читали, Толстого, Достоевского.. и даже Зощенко. А Фурманова, Серафимовича, Островского (который Н.А.) - пропустили?

А события 1й мировой? «Варяг», «атака мертвецов»? А то, что военно-техническое сотрудничество СССР и Германии в 30х годах процветало: дофига немцев в СССР тасовалось ... и при этом они русский характер изучали по Пушкину

Это даже на анекдот не тянет. Немцы не были идиотами.

Солоневич, который держал рядом свечку (беседовал с людьми планировавшими немецкую политику в отношении России) свидетельствует, что пропустили. Скорее всего, фамилии Фурманова и Серафимовича немцам попросту известны не были.

Впрочем, почему кого-то удивляет, что немцы "пропустили Фурманова"?

Великий германский разведчик Вальтер Шелленберг, который бахвалился, что он якобы обманул самого Сталина и сталинской рукой «обезглавил» Красную Армию, сообщает изумительные сведения в своих «Мемуарах»: «Канарис утверждал, что у него есть безупречные данные, согласно которым Москва, являющаяся крупным индустриальным центром, связана с Уралом, богатым сырьевыми ресурсами, всего лишь одной одноколейной железной дорогой»

И далее:

Глава 13. О том, как они изучали географию
Глава 14. Что они знали о Красной Армии?
http://militera.lib.ru/research/suvorov5/index.html



Edited at 2018-02-15 01:21 am (UTC)
Очарованный странник Лескова. Неужели он мог остановить нашествие?
Герои Мамина-Сибиряка, Угрюм-река Шишкова, Чевенгур Платонова. Тихий Дон Шолохова. Даже Васса Железнова, Жизнь Клима Самгина, Дело Артамоновых Горького.
Устанет рука печатать имена тех, кто писал о русских, настоящих русских.
Смешные немцы, литература им помешала. А историю России слабо было изучить? Или хотя бы подумать, почему у России самая большая в мире территория.
Судя по каментам, даже сами россияне не знают своей литературы, повествующей о русском характере и героическом освоении огромных просторов.
Знаете, у нас же был и Горький, и Шолохов, и Островский ("Как закалялась сталь"), и Фурманов. У Толстого можно было бы и "Севастопольские рассказы" почитать, у Пушкина тоже много всего написано.

Просто западные господа выбирают из русской литературы именно те произведения, которые, как им кажется, представляют русских слабыми, глупыми, никчемными. Они почти сознательно закрывают глаза на множество произведения, дающих совершенно другую картину русского характера, а потом валят с больной головы на здоровую. Так мне думается.
да, забавно
но отнюдь не далеко от рельности
где то когда то встречал в мемуарах Шпеера что любимым писателем Гитлера, ессно русским, был Зощенко
он его мог до бесконечности пересказывать на совещаниях, и настолько в конце концов всех задолбал что Борман скупил всего Зощенко во всех книжных лавках Берлина, создал своего рода спецхран для офицеров убывающих на Ост Фронт