Recent Posts from This Journal

Обычный стеб, причем скорее всего, самих сталинистов.
я вот не сталинист а тоже бы чего нить написала - чтоб оправдать ожидания радиосвободцев
красная площадь, зелёные ёлки
маленький дедушка в жОлтой футболке
...
чОрная волга мелькнула шурша
нет, не дождётся мать крепыша
...у Симонова замечательно:
пусть поверят сын и мать в то, что нет меня

Видно, что ложились русские мужики,
а побеждала ВКП(б)

Ты помнишь, Алёша, дороги смоленщины
как шли безконечные злые дожди,
как крынки несли нам усталые женщины
прижав от дождя их к увядшей груди

Я перерыл всё, что мог в библиотеках
- и не нашёл, что у колхозницы могла быть "увядшая грудь"

Симонову "повезло" - он попал на направление главнаго удара;
и уж в меру своего таланта прочувствовал разверзающуюся катастрофу С.С.С.Р. и РККА.

Других уже не было:
Цветаева повесилась в Елабуге, чтобы была еда сыну Георгию, он, как образованный, попал в арт.училище и погиб в первом же бою с "пукалкой", с 45мм "орудием"

В моём детстве слова аусвайс, ферботтен, капут, руссише швайн и тд были самые обычные.

Мама - когда у неё были огромные волосы - укладывала меня спать считалкой айн, цвай, драй, фие, фюнф, зихст, зибен, ахт, найн, теен, елф, цвёлф.

Симонов:
на каждом погосте,
за каждой околицей
крестом своих рук ограждая живых,
всем мiром сойдясь, наши прадеды молятся
за в Бога неверящих внуков своих

главное у многонационалиста:
ты знаешь, Алёша, что, может быть, родина,
не дом городской, где я празднично жил

...после 45-го вернулось к "намкрышу"
Сталинские репрессии семья пережила относительно хорошо. В целом - не очень заметила, люди простые. Но одна тетка из примерно десяти (если считать по материнской и отцовской линии) сидела "за колоски" - собирала колоски из-за голода на скошенном поле и получила полгода. Дед тоже немного попал под раздачу. Был приглашен в НКВД, где его принуждали оклеветать односельчанина, в том числе при помощи физического воздействия (били немного) Но дед не поддался. Бабка долго хлопотала за деда, чуть ли не до Сталина дошла - и деда отпустили. Вот так.
Сталинские репрессии семья пережила относительно хорошо. В целом - не очень заметила, люди простые. Но одна тетка из примерно десяти (если считать по материнской и отцовской линии) сидела "за колоски" - собирала колоски из-за голода на скошенном поле и получила полгода каких-то легких лагерей. Дед тоже немного попал под раздачу. Был приглашен в НКВД, где его принуждали оклеветать односельчанина, в том числе при помощи физического воздействия (били) Но дед не молодец, не сдался. Бабка долго хлопотала за деда, чуть ли не до Сталина дошла - и деда отпустили. Вот так.