СОВЕСТЬ ЕСТЬ ВЕСТЬ (из цикла "Мгновеники"). Юнна Мориц

В мае 1962 года была декада (слово греческое, означает – десять дней, десятидневка) русской поэзии в Грузии. В делегации (слово латинское, означает – собрание людей) были Твардовский, Тарковский, и меня, не члена Союза писателей, тоже включили в это собрание людей. Я оказалась в Грузии впервые, познакомилась там с прекрасным поэтом Симоном Чиковани, с прекрасным художником Ладо Гудиашвили, а молодой грузинский поэт Тамаз Чиладзе, чудесный лирик (я потом переводила его стихи на русский язык) путешествовал со мной по Тбилиси, рассказывая о судьбах грузинских поэтов, художников, музыкантов. Это было великое путешествие со всеми подробностями исторических страданий всех времён и народов, где истребляли поэтов, начиная с Орфея, который плыл с аргонавтами в Колхиду за руном золотым!


Тамаз Чиладзе показал мне издалека тюрьму, где истребили поэта Тициана Табидзе, - издалека была она очень близка звёздному небу той ночью, где играла шарманка и шли, с Тамазом здороваясь, весёлые люди из ресторана и в ресторан.
Мы от вас отличаемся тем, что для нас жизнь – это праздник, говорил главный редактор журнала "Литературная Грузия", который напечатал впервые моё стихотворение "Памяти Тициана Табидзе" в 1962 году. А в 1963 году напечатал это стихотворение журнал "Юность", и многие потом удивлялись: каким образом "такое пропустила цензура"? В те времена, если никто не настрочил в цензуру донос и если никто в редакции не назначал сам себя цензором, пропускали в печать то, что прошло цензуру в "Литературной Грузии", в любом отечественном издании

ПАМЯТИ ТИЦИАНА ТАБИДЗЕ

На Мцхету падает звезда.
Крошатся огненные волосы,
Кричу нечеловечьим голосом:
На Мцхету падает звезда!..

Кто разрешил её казнить?
И это право дал кретину
Совать звезду под гильотину?
Кто разрешил её казнить?


Кто смерть на август назначал,
И округлял печатью подпись?
Казнить звезду — какая подлость!
Кто смерть на август назначал?

Война тебе, чума тебе,
Убийца, выведший на площадь
Звезду, чтоб зарубить, как лошадь!
Война тебе, чума тебе!

На Мцхету падает звезда.
Уже не больно ей разбиться,
Но плачет Тициан Табидзе.
На Мцхету падает звезда.

По многочисленным доносам, после публикации этого стихотворения в "Юности", я попала в "чёрные списки", доносы настрочили члены писсоюза. А в 1999 году, когда союз демократических западных стран чудовищными бомбёжками истреблял Сербию, я написала в защиту Права сербов на Жизнь поэму "Звезда сербости", за что снова попала в "чёрные списки", члены писсоюза объявили меня "ужасным" поэтом, и где? – в журналах поэтов "Арион", в журнале "Знамя", главред которого в своей книге о русской поэзии включил моё имя в главу "Антиамериканизм", что является подлым подлогом – "продажей одного под видом другого", как писал о подлоге Владимир Даль. Подлость такого подлога – в том, что защита сербов от бомб с надписью "С Пасхой!" и "Ты всё ещё хочешь быть сербом?" – это не "антиамериканизм", это – защита Прав Человека, уточняю: Прав Человека на Жизнь!

Сегодня многие подлецы стонут, что когда-то я писала такие прекрасные стихи, как "Памяти Тициана Табидзе", а теперь пишу такие "ужасные" стихи, как поэма "Звезда сербости". Но именно из таких ужасных стихов, как "Памяти Тициана Табидзе" выросли все мои ужасные стихи в защиту Прав Человека, в защиту от преступной ненависти к России, от русофобщины гитлеровского фашизма, сжигающего живьём людей в Одессе, расстреливающего на улице Киева журналиста, писателя, философа Олеся Бузину – за то, что ему отвратительна ненависть к России, героизация фашистов, бандеровцев, где совместимы проспект Бандеры и Бабий Яр!..

Совесть есть весть о том, что Сопротивление истреблению совести, вклад в неистребление совести – святой труд, святое дело, святая честь. И только для подлецов, торгующих подлогами, это – ужас и кошмар под кличкой "антиамериканизм, патриотизм, антиевропейство".

Где были и чем занимались эти подлецы, когда я переводила лучших поэтов запада – Европы, Америки, а также писала стихи "Памяти Тициана Табидзе"? Они были там же, где и теперь: в средствах массовой информации, в руководящих органах творческих союзов, в кабинетах, где стряпали "чёрные списки" для отделов культуры ЦК КПСС, чьи партбилеты они сжигали потом и рвали в клочья, изображая себя жертвами режима, "оков тоталитаризма", диктатуры Гулага, и теперь продавая "один товар – за другой"!

Цитата из книги Л.Чуковской "Записки об Анне Ахматовой" 1963-1966".
"Я достала из портфеля номер журнала «Юность». Прочла Анне Андреевне и Эмме Григорьевне (Юля и Наташа опять исчезли) стихи Юнны Мориц. Я уже несколько раз прочла их дома, но мне хотелось опять и опять видеть их напечатанными, не веря глазам своим:

ПАМЯТИ ТИЦИАНА ТАБИДЗЕ

На Мцхету падает звезда,
Крошатся огненные волосы,
Кричу нечеловечьим голосом —
На Мцхету падает звезда…

Кто разрешил ее казнить,
Кто это право дал кретину —
Совать звезду под гильотину?
Кто разрешил ее казнить,

И смерть на август назначал,
И округлял печатью подпись?
Казнить звезду – какая подлость!
Кто смерть на август назначал?

Война – тебе! Чума – тебе,
Земля, где вывели на площадь
Звезду, чтоб зарубить, как лошадь.
Война – тебе! Чума – тебе!

На Мцхету падает звезда.
Уже не больно ей разбиться.
Но плачет Тициан Табидзе…
На Мцхету падает звезда…

– «Война– тебе! Чума – тебе!» – повторила Анна Андреевна, кликнула Наташу и Юлю и велела мне читать еще раз…
…Уехала она еще до марта – до погрома! – а приедет после. Сейчас уже нельзя ожидать, чтобы где-нибудь напечатали:
Кто это право дал кретину —
Совать звезду под гильотину?
Никакой гильотины, оказывается, никогда не было. То есть она, конечно, была, но словно ее и не было. А кретин? Кретин, конечно, тоже был, но он, оказывается, был не совсем кретин. И те, кто не хочет забыть ни о гильотине, ни о кретине – с теми теперь надо бороться.
Что же, сколько уже погромов мы пережили, и гораздо более грозных. Переживем еще один."


Recent Posts from This Journal