Когда заплачет лютый болельщик...

Я про субботний футбол. Я в нем ничего не понимаю. Мне просто нравится. А в субботу вдруг каждый из этих парней, как родной. Федя, береги ноги. Денис, пей воду, обезвоживание! Марио, мучачо, старайся хорошо!
И армия дуболомов против них. И ничем не поможешь. Хотя им и не надо. Они бились.

Я смотрела он-лайн, трансляцию. А она чуть подтормаживает по сравнению с человеческим телевидением. И обо всех событиях я узнавала на минуту позже.

Зато у меня в соседнем доме, близко, окна-в-окна живет лютый болельщик. Я его называю Лютый Витек. Мне, правда, кажется, что он Витёк. Так вот Витёк орет. Так же изо всех сил, как Дзюба бежит изо всех сил.
Витёк орет всегда по делу, ему можно доверять. И вот я сижу, смотрю, как Головин еще только бежит, а Витёк уже орёт: «не добежааааааллллбляяяяуууу!»
понимаю, ну, сейчас Головин не добежит.

Или вратарь этот их Джопович, господи, прости, как его там, не помню, хитрый такой... он еще скачет, а Витёк уже: «так тебе и наааадо!» орет. Вот, думаю, травма у Джоповича. И точно. Жалко его, никому такую боль не пожелаешь, но Витьку он враг. Витёк безжалостен.

Когда был первый гол, Витёк орал так, что вся страна слышала. У меня тут Черышев только посмотрел на мяч, а у Витька уже был экстаз. Подпортил он мне первый гол, ну зато я точно знала, что можно уже выдыхать.

А в серии пенальти... сначала Витёк веселился. У меня в тормозной трансляции еще только подготовка, а Витёк гогочет: «Мяяяч спи&дили! Уаааааахаха!»
Когда Смолов не попал, Витёк по-отечески плевался и кричал, мол, «Смолов-в-ж@пе-ноги», обиделся Витёк на Федю.

А потом Алан бил. И Витёк был моим прекрасным спойлером. Алан молился, а я уже знала. Забьет. И целовала Алана в экран, пока он еще только разбегался.

Смотреть футбол с преждевременным Витьком - это как смотреть фильм ужасов и точно знать, что все закончится свадьбой. Не так страшно, не так нервно.

Когда промазал Марио, плакали все. Сначала Витёк завыл за окном, потом Марио на экране, а потом я.
Когда Игорь не поймал, я за Витька начала волноваться. Он не кричал. Вышла на балкон, послушать, жив ли. Жив. Витёк хрипел и дребезжал, всхлипывая.
Потому что это для многих футбол - игра, а для Витька - жизнь и родина.

Как для Дзюбы. Дзюба ведь не футболист. Он - футбол. Он бежит не ради победы, не ради денег, он бежит сердцем, душой, всем Дзюбой бежит и бьет. И в этом его непобедимая сила.
А Витёк... уверена, он счастлив. И простил Федю и даже обнял его мысленно. Потому что дело не в попал-не-попал. Потому что было ведь невозможно круто. И Витёк, сидя на своем диване перед телеком, мысленно шевеля усами Черчесова, стал частью истории.
текст Анны Герасименко


Recent Posts from This Journal

Прекрасный рассказ. Вот и у меня в доме напротив такой Витёк живет, и я свою онлайн трансляцию смотрела с упреждающим эффектом. Понимаю.