Миграционный коллапс: нелегалы облюбовали Испанию




Козырная карта

«Испания не сможет принять миллионы африканцев, которые пожелают переселиться в Европу. Документов на всех не хватит. Я понимаю, что так говорить — политически некорректно. Но это правда жизни, и об этом надо заявлять прямо сейчас, если мы не хотим довести страну до реальной катастрофы», — голосом и жестикуляцией новоиспеченный лидер Народной партии Испании (Partido Popular) Пабло Касадо акцентировал в своем недавнем телевыступлении каждое произносимое слово, встречаемое бешеными аплодисментами однопартийцев.

Пабло Касадо во время своего визита в порт, где находятся мигранты, перехваченные у берегов Гибралтарского пролива


Телевизионщики не стали при монтаже обрезать нетолерантные овации — маловероятно, что по недогляду — скорее всего, потому, что монтажеры и редакторы сюжета разделяли мнение главы партии, недавно отстраненной от руководства страной.

Конечно, можно предполагать, что «иммиграционная карта» — козырь в руках извечных политических противников. Однако сегодня эта тема в испанском обществе действительно нуждается в обсуждении и принятии решений — даже больше, чем грядущее повышение акцизов на топливо и подоходного налога.

Оппонентам народников из партии социалистов (PSOE), которые пришли к власти нынешним летом и нуждаются в громких лозунгах, это не понравилось. «Касадо решил пойти по пути Сальвини. Когда бедные африканцы бегут из зоны экономического кризиса в поисках достойной жизни в цивилизованном обществе, новый лидер народников точно так же, как и итальянский министр внутренних дел, отворачивается от проблемы простых людей, предпочитая заниматься другими вещами. Сомнительна ценность популярности, которую можно достичь таким путем».

Зато несомненна истинная ценность популизма, которым определенное политическое лобби «грузит» испанское общество.

Прецедент «Аквариуса»

Кризис миграционной политики Евросоюза проявился глобально еще в 2015 году, когда в Старый Свет хлынули практически никем и ничем не сдерживаемые нескончаемые потоки нелегальных иммигрантов. В большинстве своем крепких, здоровых молодых мужчин, мало похожих на убитых горем и нищетой беженцев, но выдававших себя за таковых.

В последние месяцы казавшаяся самым лакомым куском для участников нашествия Германия постаралась усложнить доступ чужаков на ее территорию. Венгрия и вовсе перекрыла границы. Австрия объявила о высылке группы пришлых мусульман. Франция и Мальта под шумок перестали принимать корабли различных НКО с «потерпевшими кораблекрушение» сирийцами, алжирцами, нигерийцами, тунисцами, сенегальцами, иракцами.

Сделано это было как-то незаметно — так, что на негостеприимность властей двух европейских стран, названных последними, никто не обратил внимание. Но ситуация очень скоро аукнулась грекам и итальянцам — поток незваных гостей на Пелопоннес и Апеннины изрядно вырос. Тогда-то, в середине июня 2018 года, Маттео Сальвини и выступил со своим знаменитым заявлением о закрытии итальянских портов для кораблей, везущих беженцев. Явление обозвали «кризисом «Аквариуса» — по имени судна, принадлежащего международной неправительственной организации SOS Mediterranée.

Корабль этот несколько дней мотался по Средиземноморью, получая отказы на просьбы бросить якорь в портах Италии и Мальты, пока, наконец, не встретил понимания в Испании. Едва вступивший в должность главы правительства страны социалист Педро Санчес заявил о «чувстве солидарности», которое испытывает испанский народ к 629 неприкаянным «беженцам», ищущим приюта на европейском берегу, и пригласил судно причалить в одном из испанских портов, конкретно — в Валенсии.

Для встречи «гостей» были рекрутированы сотни волонтеров и более двух тысяч работников медицинских служб, Красного Креста, переводчики и т.д. Прибытие корабля с нелегалами в порт Валенсии СМИ транслировали в режиме онлайн, давая в статьях поминутный хронометраж — обычно такая помпа бывает в моменты редкого солнечного затмения или во время государственных визитов на высшем уровне. То, что случилось несколькими днями позже, освещалось в прессе скромнее, а именно: массовые побеги из центров приема беженцев, когда молодых африканцев пришлось ловить по всем дорогам с помощью подразделений полиции.

Полицейские сопровождают мигранта, выбежавшего из центра приема беженцев

Прецедент был создан, продолжение обещало последовать. В Евросоюзе это поняли и решили как-то определиться с политикой гостеприимства. Встреча в Брюсселе состоялась в финальные дни июня — дебаты, начавшиеся 28-го числа, затянулись почти до первых рассветных лучей 29-го, но радикального решения участникам саммита руководителей государств ЕС выработать так и не удалось.

По итогам совещания прозвучали намеки на завершение выработки законодательным органом ЕС окончательного варианта миграционной политики Евросоюза к концу следующего месяца. Однако в итоге все было спущено на тормозах и евродепутаты почли за благо перенести разработку нового соглашения на сентябрьское «послеотпуска».

Италия, Мальта и Франция продолжили осуществлять политику закрытых дверей (ну, разве что с небольшими исключениями для кораблей, на которых обнаруживались умершие в ходе путешествия беженцы), а Испания занялась расхлебыванием последствий прецедента, созданного ее премьером.

Уже к концу первой недели радушного гостеприимства газеты королевства запестрели сообщениями, что статистические показатели прибытия иммигрантов резко пошли вверх: на испанской земле только в течение одного уик-энда высадилось более полутора тысяч пришельцев. К такой массовости службы, отвечающие в Испании за работу с иностранцами, оказались не готовы: выяснилось, что катастрофически не хватает пунктов временного пребывания иммигрантов, а имеющиеся — перегружены: конкурс, как в приличный вуз, 3–4 человека на место.

Рабочие готовят новый центр временного пребывания иностранцев к приему беженцев

Прибывшие ночуют в автобусах и помещениях организации Красного Креста, а иногда им просто не разрешают покидать корабли, доставившие их до берега. «Массовый наплыв беженцев заставляет муниципальные власти побережья в срочном порядке искать для прибывающих кров и стол, — сообщает АВС. — В Тарифе (провинция Кадис) около 500 спасенных разместили на местном стадионе».

Понятно, что при таком насыщенном иммиграционном потоке устанавливать паспортные данные прибывающих (как правило, без удостоверений личности) крайне затруднительно. Погрузить скопом всех на корабль и вернуть обратно не позволяют законодательные нормы ни страны-отправителя (кого вывозите-то?), ни страны-получателя (ну ладно, беженец отплыл, например, из Марокко, а где подтверждение, что он действительно марокканец, а не сенегалец, к примеру?).

Нескольких дней такой политики чрезмерно широко открытых дверей стало достаточно, чтобы понять: Испании в одиночку с нашествием не справиться. Тем не менее реальных помощников обнаружить не удалось. Да, в ЕС еще два года назад устанавливали квоты перераспределения беженцев из государств прибытия в остальные страны Евросоюза. Но желающих подчиняться этой разнарядке найти непросто.

Штурм Сеуты

Отступать Педро Санчесу было некуда: человек в когорте европейских лидеров он новый. Из политического багажа за плечами практически ничего, кроме прозвища во властной тусовке «Красавчик». Но для обретения политического веса этого мало: проявить себя он должен чем-то глобальным. И Санчес заверил всех, что от человечности в отношении «беженцев» не отступится.

Мигранты перелезают через забор в Сеуте

Иммигранты поняли, что им дали карт-бланш. Ранним утром 26 июля они пошли на приступ в районе испанского анклава в Северной Африке Сеута.

Мелилья и Сеута, два автономных города пиренейского королевства, атакам нелегалов подвергаются в принципе регулярно. Испанские пограничные силы периодически совершенствуют защитные сооружения: сетчатые шестиметровой высоты заборы с внутренним коридором увенчали колючей проволокой (не под напряжением), понаставили видеокамер, прикрепили большое количество «ножей» (обоюдоострых стальных лезвий). Кстати, за последнее новшество испанских силовиков сильно критиковали в Евросоюзе, но пограничники сделали вид, что чиновничье недовольство не заметили.

Обычной тактикой африканцев при атаках заграждений было перелезть через заборы во что бы то ни стало и раствориться в городе. На время. Сразу сдаться властям чревато возвратом нелегалов на территорию Марокко под предлогом «воспрепятствования проникновению на землю Испании». А вот если немного погулять по городу и потом прийти в центр по временному содержанию иностранцев (ЦВИ), такого иммигранта обязаны принять, обслужить, а потом и на большую землю переправить (если не вскроется какая-нибудь судимость, схваченная им в стране происхождения).

На этот раз все было иначе. Штурм оказался надлежащим образом подготовлен: атакующие не собирались карабкаться по сетке, путаясь в колючке и царапаясь о «ножи». Нелегалы принесли с собой автономно работающие «болгарки» и мощные кусачки — решетку просто покромсали в нескольких местах, открыв тем самым свободный проход на испанскую сторону. Попытавшихся встретить нападавших резиновыми дубинками жандармов (стрелять разрешено только резиновыми пулями, толку с которых в такой толпе мало) африканцы забросали стеклянными емкостями с оксидом кальция. «Живым мелом», как на бытовом языке в Испании называют известку в процессе гашения: реакция идет с сильным выделением тепла, смесь кипит и булькает при этом. 22 офицера пограничных сил получили сильные ожоги.

Марокканские беженцы после пересечения границы в Сеуте

На этот раз на территорию Сеуты прорвались 602 человека сразу. Кучно. Несокрушимо. Испанские силовики предпочли особо в драки не ввязываться — всё равно же пробившиеся придут в ЦВИ. Так какой смысл себе здоровье портить?

Ассоциация служащих Гражданской гвардии (Asociación Española de Guardias Civiles – AEGC) направила официальную жалобу в МВД, указав, что «ограничение жандармов в выборе средств, которые требуется применить в экстремальных ситуациях, является нарушением прав испанских граждан на самозащиту».

В ожидании «свежей крови»

Судя по всему, шесть сотен прорвавшихся в Сеуте — далеко не последняя партия «кандидатов в испанцы».

В прессе появились сообщения из источников, близких к разведслужбе, согласно которым на территории Марокко поблизости от Гибралтарского пролива скопилось до 50 тысяч беженцев из Западной Сахары (бывшая испанская колония), намеревающихся перебраться через пролив на моторках. Марокканцы ставить барьеры на пути отбывающих в Испанию особо не спешат. Властей арабской страны можно понять: препятствовать отплытию нелегалов — значит создать головную боль для самих себя.

По количеству уже перебравшихся через Средиземное море в Старый Свет в этом году Испания выходит на первое место, опережая лидеров последних лет Италию и Грецию. За весь 2016 год в страну, по данным министерства внутренних дел Испании, прибыли 14 588 иммигрантов-нелегалов. В 2017 году их количество выросло до 25 251.

Общее количество нелегалов, прибывших в Европу водным путем через Средиземное море, согласно информации Международной организации по миграции (IOM – The International Organization for Migration), за первую половину 2018 года — около 55 тысяч. Из них 21 тысяча — «новые испанцы». В первые шесть месяцев текущего года на землю Испании ступило на 28% беженцев больше, чем за тот же период прошлого года. Прогноз на конец нынешнего года — удвоение численности незваных гостей по сравнению с 2017-м. Хотя и он может оказаться сильно заниженным, если учесть, что 4000 «спасенных» за неделю становится нормой для пиренейского королевства.

В Брюсселе попытались как-то вдохновить «принимающую сторону». Стимулировать финансово. Пообещали стране, где осядут беженцы, компенсировать по €6 тыс. за каждого. Из бюджета на это дело выделить собрались 25 миллионов. Не успели озвучить цифру, как в Испании посчитали, что королевству, при сохранении нынешних темпов приемки «путешественников», в текущем году потребуется не менее €35 млн. Ответа на этот запрос пока не последовало. Лето, знаете ли, все в отпусках. Ждите.

И пока чиновники ждут, правительство Санчеса рассказывает населению, насколько важно оказывать помощь бедным африканцам. А оппозиционеры предостерегают насчет возможной «обратной колонизации» — теперь уже Испании западно-сахарскими гражданами. И примкнувшими к ним нигерийцами, сенегальцами, эфиопами.

Африканские мигранты во время приветственного ужина, организованного волонтерами в Бильбао


На что правящие нынче социалисты отвечают устами министра иностранных дел Испании Жозепа Бореля: «20 тысяч иностранцев — это не массовая угроза стране, чье население превышает 40 миллионов. Наоборот, это благо — Испании нужно поправлять свою демографическую ситуацию, население должно прирастать». 74-летний министр считает, что молодые испанцы своими силами с улучшением демографической ситуации и повышением рождаемости в стране не справятся.

Социалисты уверены, что «народ поймет и проникнется» подобными заявлениями. Народники, в свою очередь, рассчитывают, что проявление толерантного идиотизма в виде исключения свинины из столовских меню некоторых школ не доведет до итогового отказа от хамона. Хотя, впрочем, если доведет, то у РР только увеличится поддержка населения на выборах 2020. Хамон для испанца — это все-таки и культура, и история, и национальное достояние. Вот его-то настоящие идальго точно не отдадут.

А пока в Испании — полный миграционный коллапс.


https://iz.ru/773240/vladimir-dobrynin/migratcionnyi-kollaps-nelegaly-obliubovali-ispaniiu


Recent Posts from This Journal