Татьяна МАСС (tanya_mass) wrote,
Татьяна МАСС
tanya_mass

Category:

"Когда, наконец, мы поумнеем и пе­рестанем распинаться за чужих?" - письмо русского генерала

Речь идёт о событиях в Испании 1935-37 г.г.

А.И. Деникин, несмо­тря на свои «словесные» симпатии к Франко, в то же время вы­ступал резко против отправки русских добровольцев в Испанию. И по этому вопросу он резко разошелся с руководством РОВС, что стало одной из главных причин его неучастия в работе данной ор­ганизации.

Среди противников «помощи испанским белым» оказался до­вольно известный генерал А.А. Керсновский, опубликовавший в сентябре 1936 г. соответствующий материал в «Царском Вестнике», в котором резко раскритиковал призывавших ехать в Испанию.

Его статья начиналась эпиграфом из Козьмы Пруткова:

«Но его для сраму я

Маврою одену,

Загоню на самую,

На Съерра-Морену».

Далее следовал такой текст: «Когда, наконец, мы поумнеем и пе­рестанем распинаться за чужих? С какой стати и почему проливаем потоки слёз и чернил во имя какой-то совершенно ненужной, чуждой и безразличной Испании? И если бы только слезы и чернила! Наши русские люди, офицеры, пошедшие проливать свою кровь на поля Ламанчи, выручают потомков Дон Кихота. Ту русскую кровь, проливать которую за чужие интересы они не имеют права, ибо скоро она может понадобиться Матери России.

Без негодования нельзя прочесть ребяческое письмо русского белого офицера, напечатанное в «Часовом» и, увы, перепечатан­ное очень многими эмигрантскими газетами, в том числе и « Цар­ским Вестником». Он, видите ли, счастлив, что исполняет «свой долг», как будто борьба за испанское благополучие составляет долг русского офицера! Нужно и важно истреблять русских большеви­ков, тогда как на испанцев нам должно быть в высшей степени на­плевать.

Пусть нам не морочат голову надоевшей пошлятиной, будто борь­ба с «мировым злом» - это наше «общее дело». Почему это вдруг сделалось «общим делом» сейчас, в 1936 г., а не было им в 1917— 1921 гг.? Что делали тогда эти посылающие нам сейчас привет господа испанские офицеры? Где они были тогда? Под Тихорецкой? А может быть, под Армавиром, Царицыном или Харьковом? Или, может быть, под Киевом и Орлом? Во всяком случае, опоздав к Московскому по­ходу, они бы успели, конечно, прибыть к Перекопским боям и под Каховку. Где же они были тогда? Много ли их стояло в строю наших офицерских рот?

Изнасилованные испанские женщины, расстрелянные испанские священники... Подумаешь, нашли чем разжалобить! А наших русских женщин кто-нибудь жалел? А тысячи замученных русских священно­служителей, разве это нашло отклик во французских, германских, ис­панских столицах? Это не было тогда «общим делом».

Что за негодование, разрушен Алькадер! А когда Иверскую сноси­ли, кто из них возмутился? А когда разрушали старейший наш храм — Десятинную церковь, возведенную еще Владимиром Красным Сол­нышком, — кто из господ испанцев тогда возвысил свой негодующий голос? Укажите мне испанца, который протестовал бы против унич­тожения Храма Христа Спасителя!

Не знаете. Вот и отлично. А я зато укажу вам русского офицера, туберкулезного, не имеющего права на труд, с отобранным паспор­том, которым не так давно, всего несколько месяцев тому назад, го­спода правые испанцы и прочие господа французы, перебрасывались, словно мячом, через Пиренеи! В этом наш искалеченный и гонимый штабс-капитан заслуживает в тысячу раз больше нашего внимания и сострадания, чем все испанские патеры, вместе взятые.

А пока испанский «капитан Х» шлет привет русскому офицер­ству. Запоздалое на целых 17 лет и ненужное приветствие. Отчего они не посылали нам, русским, свой привет в 1919 г.? Или это тогда не было «общим делом»?

Победят белые испанцы — полпредство (советское. — Ред.) по-прежнему останется в Мадриде, а если и удалится оттуда, то совсем на непродолжительное время. А русских офицеров, имевших наивность и даже более, чем наивность сражаться в их рядах «за общее дело», немедленно же выставят вон из Испании как «нежелательных иностранцев». Да еще, чего доброго, предъявят им обвинение в совет­ской пропаганде, как это всегда было в обычае у испанцев в отноше­нии белых русских эмигрантов.

Когда, наконец, мы поймем, что иностранные националисты, будь то испанские белогвардейцы, французские «огненные кресты», не­мецкие наци и итальянские фашисты — такие же враги нас, русских эмигрантов, и нашей Родины, как и преследуемые ими коммунисты? Не спасать их надо, а повторить при этом мудрые слова Тараса Буль­бы: «Чтобы они там подохли все, собаки!» [ Керсновский А. Никаких испанцев // «Царский Вестник». 1936. № 521]


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments