Петр Павленский как объект французской казуистики

Закончился суд над Петром Павленским за поджог двери  Банк де Франс. Он хорошо отделался:  ему дали три года, из них два года условно. После заседания суда он вышел свободным человеком - так как ему засчитали время отсидки в предварительном заключении.

Но что замечательно:  Прокурор в своей обвинительной речи напомнила о том, что в России Павленский уже поджигал двери Лубянки. И на этом основании Прокурор сделала вывод, что Павленский имеет опасную наклонность поджигателя...

Но, пардон, стесняюсь напомнить:  когда он поджег двери Лубянки, французские сми писали об этом как о подвиге борца с режимом кгб в России... и для выдачи  статуса политического беженца  Павленскому поджог лубянковской двери был сильным агрументом...А  на суде уже использовали это же самое событие как обвинительный агрумент?

Так уже определились бы уважаемые французские юристы, хорошо это или плохо поджигать двери..А то когда  это надо, это  замечательно и хорошо, а когда не надо - это очень плохо, это безобразие. Один и тот же поступок определяется противоположными понятиями. Это как-то неправильно, это как то бессовестно... n'est ce pаs?



Оказалось, что СМИ это одно, а суд совсем другое
Оказалось, что жечь двери Лубянки - это хорошо, а жечь двери французского банка - это плохо.
Кто бы мог подумать!