(no subject)

Приближаться ко греху — то же самое, что брать в руки обоюдоострое лезвие, входить в огонь или глубину вод. Человек устает, и усталость его звучит антимолитвой к небесам. Уже и не знает человек, что он чувствует: возбуждение или смятение, когда приближается к вратам правды.

Покаяние — это молитва, отречение от прошлого и обращенность в будущее. Кто из нас, стоя позади своего тела, пришедшего к аналою, за которым стоит Христос, обращен в будущее? Да и что можно знать об этом будущем? Хотя бы то, что оно, наше будущее, придумано Богом, а не пытливыми соседями. Открытость новизне — это отказ от бремени прошлого, когда ты не знаешь, что тебя ждет за углом. Ты не знаешь еще, какого себя ты выберешь, когда этот, почти незаметный выбор состоится, и ты вывалишься из себя, бывшего, в поступок.



Покаяние есть обращенность в будущее. Над этим надо посуропить и помороковать. В этом есть нечто утешительное. Этот дар Божий войдет в наш ум, как только мы утомимся от искушений. Это похоже, как если бы я висел в темноте над пропастью, держась одной рукою, и Бог предлагал бы мне ласково отпустить руку. Я все равно устану, пальцы потихоньку разожмутся. Это похоже на то, как от слез, которые льются в изобилии, священник в алтаре не может дальше вести службу, даже если он усиливается сделать это. Что же нам, искать иного или довериться ему, как колодцу на пути странника, который изливает животворную влагу? Ему, который стал источником плача из-за сердечного воздыхания, происходящего от благодати, которая в нем?

Помолчу, жизнь, текущая во мне, придумает, про что мне жить дальше. Не стану ничего просить у Того, Кто даст мне все нужное безо всякого прошения. Ведь кто-то тихо говорит: «Шелка, их складки в трепетанье ветра. В прекрасное былое верьте, оно сияньем притягательным горит». Я говорю: «Ваш шелк — помет червей, хоть в нежные оттенки красьте. Былое привлекает к нам напасти и бродит дурочкой среди полей. С руками бледными, с косой, цветком увитой. Изыди, рыжая с походкой ядовитой!»



Мирослав Бакулин - современный писатель из Сибири,  которого я недавно начала читать

я смотрела ... очень сильное впечатление
там мои родные вологодские края показывают