Страстная неделя

Когда бы Он пошевелил перстом
Для своего телесного спасенья,
Остался б магом, но не стал Христом
И не объял бы тайну Воскресенья.

О фокусе мечтал Искариот,
О магии публичного показа
Доступных для желудка и для глаза
Чудес, увеселяющих народ.

Гвоздями он прибил сей рабский путь
К Его запястьям над землёй простёртым!
Но маг Исус предстал Иуде мёртвым,
А Бог воскрес и в этом Тайны суть.

И в этом суть иудина греха,
Взыскующего магии от Бога
И доказательств, коих всюду много,
Что есть над нами тайные верха!

Юнна Мориц
//Тайные верха//, конечно, есть, только не для всех.
Почему то, "жид крещёный, что вор прощеный".
Микс разных идей, человека и животного, коими являются египетские рабы, в "Лодку истины" не попадают.
Крестить то их крестят, каким-то особым чином. Но все равно "жид крещеный, что вор прощеный".

...Смягчив молитвой смертную истому,
Он вышел за ограду. На земле
Ученики, оси́ленные дремой,
Валялись в придорожном ковыле.

Он разбудил их: «Вас Господь сподобил
Жить в дни мои, вы ж разлеглись, как пласт.
Час Сына Человеческого про́бил.
Он в руки грешников себя предаст».

И лишь сказал, неведомо откуда
Толпа рабов и скопище бродяг,
Огни, мечи и впереди — Иуда
С предательским лобзаньем на устах.

Пётр дал мечом отпор головорезам
И ухо одному из них отсе́к.
Но слышит: «Спор нельзя решать железом,
Вложи свой меч на место, человек».

Неужто тьмы крылатых легионов
Отец не снарядил бы мне сюда?
И, волоска тогда на мне не тронув,
Враги рассеялись бы без следа.

Но книга жизни подошла к странице,
Которая дороже всех святынь.
Сейчас должно написанное сбыться,
Пускай же сбудется оно. Аминь.

Ты видишь, ход веков подобен притче
И может загореться на ходу.
Во имя страшного её величья
Я в добровольных муках в гроб сойду.

Я в гроб сойду и в третий день восстану,
И, как сплавляют по реке плоты,
Ко мне на суд, как баржи каравана,
Столетья поплывут из темноты».

Edited at 2019-04-27 10:42 pm (UTC)