Екатеринбург должен вернуться в Россию

А храм небесной покровительницы – в Екатеринбург, вопреки всем майданным беснованиям

Над Свердловском даже после возвращения ему имени святой Екатерины и Екатерины Великой по-прежнему тяготеет проклятие цареубийства. Иначе невозможно объяснить того уровня беснования, с которым на родине Ельцина, облучаемой Ельцин-центром, встречают попытки восстановить храм, посвящённый небесной покровительнице города.

Мы наблюдаем весьма характерную манипуляцию. Группа хулиганов и потенциальных террористов (во всех храмоборческих движениях обязательно нарисовываются ультралевые, экоактивисты и прочие, у кого рано или поздно находится «поваренная книга анархиста») агрессивными действиями захватывает себе статус «народа». Даже так – Народа. И вот уже мы на полном серьёзе слышим: «Народ поднялся, Народ не позволит».

Наследие эпохи бунтов, мятежей и революций. Государство само не рассматривает себя как Народ. Церкви отказывают в праве представлять Народ (она, оказывается, «частная корпорация»). Пассивному и спешащему на работу большинству тоже никак попасть в состав этого Народа не получается. Народ – это толпа, которая громче всех шумит и хулиганит. Народ – это, оказывается, «малый народ» с его злобой и антиценностями. Никому другому мимо нашей прессы на пьедестал народности не проскочить.

Именно по такому рецепту Народом делались штурм Бастилии, февральский и октябрьский перевороты, столплённым Народом прикрывались политические коллапсы 1991-го и 1993 года (правда, в последнем случае либералы на народность толпы, оказавшейся не на их стороне, быстро наплевали и пустили в ход танки), не говорю уж о новейших цветных революциях и «майданах».

Подсознательная ошибка, которую делает, наблюдая толпу, популярная политология, состоит в следующем. Из наличия толпы строится предположение, что она вбирает в себя активистов, каждый из которых отражает собой определённое количество ленивых, непроснувшихся и не почесавшихся. Скажем, в 2%. Таким образом получается, что толпа, к примеру, в сто человек символизирует пять тысяч думающих так же людей. А толпа в сто тысяч – это уже все пять миллионов, толпа же в миллион – это, почитай, что вся страна.

Испуганная (или лицемерная) реакция региональных властей на хулиганские выходки храмоборцев показывает, что они подсознательно руководствуются этой абсурдной проекцией толпы. Мол, если кто-то бузит, за ними – Общественное Мнение. При этом данная проекция далеко не всегда верна. Разумеется, каждая толпа пытается выдать себя за голос миллионов, но чаще всего им не является. Иногда количество собравшихся реально равно количеству озабоченных проблемой. Иногда другие озабоченные не выходят именно потому, что не приемлют радикальных действий, считают, что есть другие способы ведения дискуссии. И агрессия совсем не всегда является доказательством, что «народ доведён до крайности», – чаще всего это провокационная попытка перехватить стратегическую инициативу и запугать оппонента.

Read more...Collapse )

Recent Posts from This Journal

Мэрия Екатеринбурга согласилась провести независимый опрос о строительстве храма в сквере, по результатам опроса победила дочь Алсу (c)