Татьяна МАСС (tanya_mass) wrote,
Татьяна МАСС
tanya_mass

Category:

Моя сегодняшняя статья: "Почему военные переходят на сторону террористов?"

Почему военные переходят на сторону террористов?
Тридцать французских военных вступили в ряды джихадистских организаций в Сирии и Ираке с 2012 года, делясь своим военным опытом и профессиональными знаниями с ИГИЛ.


«Как же могло случиться, что французские военные, служившие под триколором, в итоге сражались под знаменем тех, кто ненавидит Францию?»

Этим вопросом задаются авторы доклада французского Центра изучения терроризма на тему «Военные и джихад». Манон Чемел (Manon Chemel), автор доклада, задокументировал 23 случая участия французских военных, «выявленных в террористических организациях (в основном, ИГИЛ) или причастных к террористическим атакам».

Ещё раньше в июне прошлого года депутатская комиссия сделала изучение по теме «Государственные службы, сталкивающиеся с радикализацией». Там содержится некоторая статистика: «Что касается бывших военных, то число тех, кто присоединился к секторам джихада, составило около тридцати в 2012−2013 годы. Крошечное число с точки зрения количества, но это реальная угроза, если мы представим воздействие атаки, совершаемой такими специалистами».

Среди перебежчиков есть новички, которые носили форму совсем недолго. Есть военнослужащие с солидным стажем. Десять из них служили в элитных подразделениях, таких как Иностранный легион, морская пехота, воздушный десант, ВВС.

Все они обладали навыками обращения с оружием и взрывчаткой и были обучены боевым приёмам. Некоторые из них затем занимали ключевые посты в террористических группах, становились командирами, а другие реализовались в практическом плане, планируя нападения, в частности, на военные объекты.

Как указывается в докладе «Военные и джихад», армия «представляет собой стратегическую цель вербовки для террористических групп», а военные «представляют неоспоримые активы для этих групп».

У всех этих военных перебежчиков под знамена ИГИЛ было нечто общее: все они были новообращёнными или этническими мусульманами.

Ветераны и новички, десантники и пехотинцы
Для вербовки в организации со смертельной идеологией способы и мотивы варьируются в зависимости от личности вербуемого: «Для некоторых, отмечается в отчёте, радикализация произошла, когда они вступили во французскую армию, для других она началась после того, как они покинули армию». Доклад детализирует разнородные пути в ИГИЛ: от тех, кто был просто разочарован плохой карьерой и своей жизнью – так называемые «неуравновешенные». Но в докладе также приводятся данные, что многие из перебежчиков под знамена ИГИЛ специально вступали в ряды французских вооружённых сил, чтоб применить свои знания на службе у террористических организаций.

Большинство из них присоединились к боевым формированиям ИГИЛ в иракско-сирийской зоне, а также в Афганистане и Пакистане.

«Происхождение уступает место идеологии»

В докладе приводятся конкретные имена: уроженец Шаранты (Charentais, департамент на западе Франции) Борис В. (Boris V) по прозвищу «Юнус-дезертир» (Younous le déserteur), служил в ВВС некоторое время, чтобы приобрести опыт и поставить его на службу джихаду. По сообщениям, этот человек был убит в 2016 году недалеко от Алеппо. Эрван Г. (Erwan G), уроженец города Редон (Redon, департамент Иль и Вилен) радикализировался, когда служил в одном из элитных подразделений французского десанта. Уехав Сирию в 2013 году, а затем вернувшись во Францию, он был осуждён и приговорён к одиннадцати годам тюремного заключения.

Мехди Х., (Mehdi H), пять лет прослуживший в пехотных частях в Африке, в 2008 году отказался ехать в Афганистан, потому что «не хотел убивать мусульман». Он покинул армию в 2009 году, а затем пытался попасть в Афганистан. Арестованный в Пакистане в 2012 году с несколькими французами, в том числе с членами «Аль-Каиды», он был приговорён к пяти годам в Париже в 2014 году.

Некоторые из этих людей, напоминает доклад, благодаря своему опыту получили «стратегические позиции в террористических организациях». Так было в случае с Абделилой Х. (Abdelilah H), бывшим легионером, который особенно отличился в боевых действиях в Афганистане и чья судьба до сегодня остаётся неопределённой. Он смог создать собственную катибу (бригаду), в которую входили террористы, совершившие теракт в парижском клубе «Батаклан». Усама С. (Osama)., бывший солдат из Нима (Nimes, департамент Гар), присоединился к исламской полиции в Ракке и был использован пропагандой ИГИЛ, как и в случае с бывшим десантником Эрваном Г. во время его пребывания в этом регионе.

«Заявление о том, что французская армия использовалась в качестве учебного лагеря, является пропагандой ИГИЛ».

Отреагировало на доклад Министерство вооружённых сил Франции. В отчёте говорится: «Их знание окружающей среды, их умение обращаться с оружием и их военное ноу-хау способствовали их восхождению в различные террористические группы». И далее: «Некоторые бывшие военные также смогли, благодаря их военной подготовке в рядах французской армии и топографическому умению ориентироваться на местности, участвовать в планировании нападений во Франции».

В 2015 году Родригу да С. (Rodrigue da S), франко-тоголезский новообращённый, бывший десантник, планировал совершить нападение на полицию или военных. В том же году, Джебриль А. (Djebril A), бывший первоклассный моряк, хотел обезглавить офицера, командующего кораблем, где он служил. В 2017 году Ален Ф. (Alain F), прослуживший десять лет в армии, был арестован, когда при полной амуниции, вооружённый, собирался атаковать авиабазу.

Феномен не щадит даже ветеранов. В ноябре этого года DGSI арестовал Фредерика Р. (Frédéric R), бывшего легионера за шестьдесят. Обратившись в ислам, человек хотел помочь группе молодых людей стать потенциальными террористами. Старый солдат утверждал, что был солдатом ИГИЛ на войне с французскими солдатами…

В настоящий момент французские власти отслеживают судьбу примерно тысячи радикализованных или потенциально склонных к радикализации военных. Министерство вооружённых сил выразило чрезвычайную озабоченность в связи с этим явлением.

«ИГИЛ потерпело поражение, но всё ещё представляет угрозу»

Об этом заявил министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан (Jean-Yves Le Drian) 15 декабря, в эфире радиостанции France Inter. Он сказал: «Исламское государство» не мёртво.

По словам Жан-Ива Ле Дриана, риски, связанные с «Исламским государством», остаются «недооценёнными». Поэтому военные джихадисты, предатели Франции, отбывающие срок в переполненных тюрьмах, являются поистине проводниками идей и личным примером для соседей по нарам.

Об этом и напомнил министр иностранных дел Франции, подчеркнув: он лично опасается, что джихадисты, которые сейчас находятся в тюрьмах, готовы вновь взяться за оружие.




Татьяна Масс, Франция

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=25406&Itemid=13

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment