Татьяна МАСС (tanya_mass) wrote,
Татьяна МАСС
tanya_mass

Categories:

Зачем нобелевский лауреат Алексиевич заявила, что белорусы боялись партизан больше, чем полицаев?


Что по поводу этого высказывания писательницы думают жители девяти тысяч белорусских сел, мы никогда уже не узнаем – их сожгли вместе с людьми

Базовые для нормального человека критерии как «Родина», «долг», «защита родной земли» у Алексиевич потерялись на ее долгом путиБазовые для нормального человека критерии как «Родина», «долг», «защита родной земли» у Алексиевич потерялись на ее долгом пути
Фото: EAST NEWS
Изменить размер текста:AA
На днях, бывший лауреат премии Ленинского комсомола, делилась своими мыслями с либеральной прессой. Интервью вышло огромное, журналист был полон любви и обожания и ближе к концу беседы, Светлана Алексиевич совершенно перестала стесняться:

«Я всю жизнь прожила в стране полицаев. А что такое Беларусь, по-вашему? Тысячи белорусов служили в полиции. Не надо думать, что у нас все уходили в партизаны и только отдельные предатели…Это ведь как происходило? В село заходят немцы, забирают всех молодых ребят — и те становятся полицаями. К тому же дают им еду, хорошую одежду, а рядом мучаются голодные матери, братья, сестры… Эти деревенские полицаи сидели в своих местечках, как в крепости, лишь иногда выбирались, если случался подрыв.»

Что было в реальности? На рубеже 1941-1942 годов для борьбы с партизанами на территориях, относящихся к нынешней Белоруссии, началось формирования так называемых «Шуцманшафтбатальонов», в просторечии «Шума». В Белоруссии сформировали 11 батальонов, в каждом – 501 человек, артиллерийский дивизион и две кавалерийские части. В деревнях полицаи не сидели, а воевали с партизанами. Потери у «Шумы» были на порядок выше, чем у немецкой полиции, в такой пропорции, по данным за апрель 1943 года - на 40 убитых немцев приходилось 230 полицаев. Из белорусских полицейских так же формировали так называемые «охотничьи команды» и «лжепартизанские отряды».

«Они не всегда выполняли карательные функции» - говорит Алексиевич. И сразу же возникает вопрос: «не всегда» это как часто?


«Ведь кто такие партизаны? Они ведь далеко не сразу сложились в какое-то подобие военных отрядов. Поначалу это просто были полубандитские группы. Просто мужики с оружием, вот и все».

Судя по этому высказыванию, такие базовые для нормального человека критерии как «Родина», «долг», «защита родной земли» у Алексиевич потерялись на ее долгом пути между престижной советской премией и Нобилем.

«Восемнадцатилетнюю еврейскую девушку прислали из Москвы, она была связисткой. С ней спали все партизанские командиры, а потом, когда она забеременела, просто пристрелили на опушке. Вся моя деревенская жизнь состоит из этих рассказов».

Светлана Алексиевич как бы подчеркивает, что это было в порядке вещей у партизан – насиловать радисток и убивать. Бог с ней со связью, с Большой землей, снабжением и пополнением военспецами и командирами, вывозом раненых… Судя по подлинным партизанским дневникам Анатолия Дзядковича, люди в партизанских отрядах думали только о еде, боеприпасах, тепле и как выскользнуть из очередного кольца полицейской облавы. Но тут Алексиевич использует метод переноса обвинений в антисемитизме и холокосте с немцев и их пособников на советских партизан. Целый абзац посвящен ее рассказам о том, как партизаны ненавидели евреев. Хотя это вранье разоблачается в два клика:

«В Белоруссии в годы войны партизанские бригады возглавляли 2 еврея, комиссарами партизанских бригад были 4 еврея, начальниками штабов бригад 7 евреев, партизанскими отрядами командовали не менее 18 евреев, комиссарами отрядов – 32, начальниками штабов отрядов – 21». И.А. Альтман. Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР

Зачем Алексиевич нужен весь этот людоедский сеанс саморазоблачения? Нобелевскую премию за публицистику просто так не дают, ее нужно отрабатывать. Западу, который пытается расшатывать Белоруссию, нужна новая, отредактированная история. Нужны борцы за свободу белорусского народа сражавшиеся, против коммунистов и москалей. Единственный вариант – полицаи. Теоретически, из них можно слепить аналог бандеровцев, которых на Украине за 30 лет умудрились «прокачать» из душегубов и предателей до национальных героев. В Белоруссии с этим все очень сложно. Почти невозможно убедить белорусов ТАК претерпевших в годы Великой отечественной в добрые намерения этих добровольных немецких помощников с нашивками «Верный, храбрый, послушный». Хотя, печальный пример уже есть, нужно только дождаться, когда уйдут последние живые свидетели той эпохи. Работа над новой историей уже идет.

ДМИТРИЙ СТЕШИН
Зачем нобелевский лауреат Светлана Алексиевич заявила, что белорусы боялись партизан больше, чем полицаев?
www.kp.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments