Татьяна МАСС (tanya_mass) wrote,
Татьяна МАСС
tanya_mass

Category:

Александр Гапоненко: Последнее слово на суде - Изборский клуб

Дорогие друзья, все мы возмущаемся несправедливостью, когда в кино красивый и благородный герой бросает вызов системе, а система начинает уничтожать его.
Сегодня этот сюжет происходит в жизни - в Латвии устроено судилище над человеком, который посмел открыто назвать с трибуны ОБСЕ шествия бывших гестаповцев в Латвии героизацией нацизма.
Прошу помочь, чем можете, этому человеку - даже просто распространяя информацию. Разве можно равнодушно пройти мимо этого просто вопиющего бесчеловечного судилища, которому так радуются в сетях потомки эсэсовцев, и продолжать уважать себя?
помогите распространить речь Александра Гапоненко - его последняя речь перед приговором



16 декабря в Риге состоится суд над русским журналистом, экспертом Изборского клуба Александром Гапоненко. В этой стране русских активистов пытаются физически и морально ликвидировать за критику политики героизации нацизма и ввода сил НАТО.

Последнее слово на суде Александра Гапоненко

Ваша честь!

Вот уже четыре года против меня идет судебный процесс. Это процесс был инициирован группой высших руководителей партии Национальное объединение за то, что я публично критиковал их деятельность по героизации нацизма в Латвии и за то, что я протестовал против размещения в Латвии иностранных войск.

Прокуратура представляет мои критические высказывания на эти темы, как возбуждение ненависти к латышам, американцам и, неизвестному науке, прибалтийскому этносу. Обвинение идет по ст. 78.2 Уголовного закона Латвии. Прокуратура считает, что это преступления геноцида против упомянутых этносов, поскольку ст.78 п.2 находится в одном разделе Уголовного закона, что и статья о преступлении геноцида.

Какие доказательства моей виновности предоставила прокуратура суд?


  1. Подборку постов и ссылок на статьи других авторов с комментариями на фэйсбуке за несколько месяцев 2015 г.

Были ли нам продемонстрированы прокуратурой мои реальные действия или призывы к действиям, которые бы могли привести к разжиганию этнической розни, а тем более к геноциду. Ни одного. Это при том, что я занимаюсь общественно-политической деятельностью на протяжении пятнадцати лет, представляю интересы русской общины республики, которая избирала меня руководителем Объединенного конгресса русских общин Латвии, Русской общины Латвии, руководителем Парламента непредставленных и Конгресса неграждан. Все эти пятнадцать лет Полиция безопасности внимательно следила за моей деятельностью, фиксировала ее и представляла публике свои оценки в ежегодных отчетах. Во всех этих отчетах я выставлялся «лицом, представляющим точку зрения Кремля», но никогда лицом, которое разжигает этническую рознь.

Содержание ежегодных отчетов Полиции безопасности я проанализировал в своей книге «Преследование правозащитников в странах Балтии», изданной на русском и английском языках. Книга была презентована на сессии ОБСЕ, распространена среди европейского правозащитного сообщества, среди европейских ученых и стала фактом европейского общественного сознания. Книга была продемонстрирована суду, но не принята в судебное делопроизводство на основании того, что не издана на латышском языке. Сейчас я ее перевожу текст книги на латышский язык.

Всем известно, что русская община, одним из руководителей которой я являюсь, ни разу не делала негативных заявлений в адрес латышской общины. А такая возможность была в 2004 г., когда на протестные митинги собиралось по 50 тыс. человек, в период референдума за предоставление русскому языку статуса второго государственного, когда в акции участвовало почти 300 тыс. человек. Ни разу такие обвинения не прозвучали на акциях протеста, организованных движением Конгресс неграждан и Парламент непредставленных, в котором участвовали десятки тысяч русских. Не было таких заявлений в ходе шествий Бессмертный полк, в которых в Латвии, по моей инициативе, участвовали десятки тысяч человек. Наверное, Полиция безопасности заметила бы такого рода призывы, и действия с моей стороны и сделала бы их предметом гласности, предметом преследования. Во всех упомянутых массовых русских движениях я играл роль организатора и активного участника. Действия провокаторов по разжиганию этнической розни в ходе массовых протестов мною и моими коллегам пресекались, мероприятия проходили в рамках законов, норм Конституции Латвии.

Упоминание прокурором в его обвинении некой справки офицера Полиции безопасности про мою деятельность в рамках движения Конгресс неграждан не сопровождалось демонстрацией доказательств того, что она описывает эпизоды, подтверждающие разжигание этнической розни. Наверное, стоило бы продемонстрировать суду эти эпизоды. А факты таковы, что с движением Конгресс неграждан сотрудничал Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. Он приезжал по нашему приглашению в Ригу, встречался с президентом Латвии, пытался ускорить решение проблемы массового безгражданства в республики. По итогам визита Генсекретаря ООН приняла Программу по борьбе с массовым безгражданством в мире. В этой программе Конгресс неграждан был выбран партнером ООН. На эти факты хотел обратить внимание прокурор?

В обвинительной речи прокурора содержится ссылка на новое доказательство моей виновности – записи материалов виртуального международного круглого стола правозащитников по проблемам преследования этнических меньшинств в странах Балтии (май 2015). Однако суду не продемонстрировали какие мои высказывания, какие высказывания моих коллег правозащитников из других стран являются разжиганием этнической розни. Да, на круглом столе критиковали правительства стран Балтии за нарушение прав этнических меньшинств. Однако эта критика дозволена в демократическом обществе, дозволена Конституцией Латвии, ее обязательствами по международным договорам.

Критика, прозвучавшая на международном круглом столе в мае 2015 г. была воспроизведена мною на сессиях ОБСЕ в Варшаве и в Вене «Гуманитарное измерение» в 2015, 2016 и 2017 гг. Я предоставил суду и прокомментировал видеозапись одного из моих выступлений.  Официальные представители 57 стран-членов ОБСЕ восприняли мое выступление, как проявление демократии, официальный представитель Латвии не возражал против его содержания. А сейчас содержание этого выступления стали доказательством разжигания этнической розни, а не критикой политики правительства.

Таким образом объективный состав преступления разжигание этнической розни не был продемонстрирован суду.


  1. За прошедшие 15 лет, проведенных под пристальным наблюдением Полиции безопасности я опубликовал многие тысячи страниц текстов, десятки научных монографий и художественных книг, снял несколько документальных фильмов, сделал многие сотни выступлений на радио и телевидении. Достаточно материала для того, чтобы найти в нем субъективный умысел разжечь рознь к упомянутым выше этносам. Были ли продемонстрированы суду эти субъективные намерения в накопленных следствием материалах? Нет, не были.

Прокуратура сделала экивок в сторону моего сравнения эстетики факельного шествия 11 ноября с эстетикой фильмов Ленни Рифеншталь и усмотрела в этом сравнении мой злой умысел. Прокуратура разобрала эстетику великого немецкого кинорежиссера Ленни Риффеншталь, например, фильма Олимпия, посвященного олимпиаде в Мюнхене? Нашла в нем что-то возбуждающее этническую рознь? Нет. Риффеншталь была осуждена после войны за сотрудничество с нацистским руководством Германии? Нет. Имею ли я право делать сравнения эстетического вида каких-либо шествий между собой? По мнению прокуратуры, это уголовное преступление. Тогда и мое заявление, что я не люблю украинский борщ есть разжигание этнической розни к украинцам? Таким образом мы видим в судебном процессе попытку заменить анализ объективных фактов мнениями и вкусами различных, не компетентных людей.

Напомню суду, что была попытка со стороны одного из заявителей по моему делу, депутата Сейма на тот момент, Эдвина Цилинскиса представить опубликованную мою исследовательскую книгу «Латгалия: в поисках иного бытия», как «идеологически вредную» прямо на заседании нашего парламента. Полиция безопасности провела экспертизу указанной книги и сделала публичное заявление, что не нашла в ней преступного содержания, в том числе попыток разжечь этническую рознь.

Продемонстрировала ли прокуратура суду другой материал о моих субъективных намерениях? Нет, не продемонстрировала. Потому, что у меня никогда не было и не могло быть внутреннего негативного настроя по отношению к представителям других этносов. Я всегда выступал в своей жизни с христианских позиций, исходя из установки, что Бог создал людей равными при рождении. Всю жизнь я учился и работал в смешанных в этническом плане коллективах: в Латвийском госуниверситете, в Академии наук Латвии, в партийных органах, в частном бизнесе, преподавая во многих вузах. Со мной общались многие тысячи человек. На начальственных постах в моем подчинении были представители разных этносов. Ни один из них, ни разу не заявил о том, что я субъективно настроен против людей по этническим мотивам. Я живу в смешанной русско-украинско-польско-латышско-армянской семье. У меня внуки идентифицируют себя латышами. Как я могу быть негативно настроен к ним, другим своим латышским родственникам?

далее по ссылке:https://izborsk-club.ru/20375?fbclid=IwAR0ACome10LLHpXl0H5wus2nTGeZgxCbU6xmq-JnyS4HtDqtCbpufrnsZFs




Subscribe

  • (no subject)

    И на шестом году войны, к сожалению, далеко не все понимают, что такое обстрелы. В своих лентах народ видит снимки последствий, а иногда смотрит…

  • (no subject)

    Случилось всё, как и ожидалось, 1 июля. Евросоюз планово ввёл единые сертификаты ЕС, которые призваны облегчить передвижение внутри ЕС. Сертификатов…

  • Мой новый рассказ Божья песенка

    Мой новый рассказ Божья песенка Кюре набирал в Ворде текст праздничной проповеди. Он всматривался…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments