Татьяна МАСС (tanya_mass) wrote,
Татьяна МАСС
tanya_mass

Categories:

Рассказ о недавней войне, написанный не писателем, а очевидцем тех событий

Друг из Москвы прислал прозу, которую человек пишет для себя, часто описывая пережитое лично. Крепко написанная, честная, эта проза "военного пенсионера" Павла Захарова заслуживает внимания читателей.

ЗВОНОК

Вечер, звонок телефона, в трубке родной голос: - Мама, мамочка, я живой! Я в плену!
Женщина теряет сознание, мужчина еле успевает её подхватить. Недоумевая берёт телефон, там тяжёлым, пугающим, кавказским акцентом, голос: - Хочешь вернуть его живым, готовь деньги, два миллиона рублей. Перезвоню. Гудки.
Мужчина с каменным лицом. Спросить не успел, защемило сердце. Кому звонить? Кого просить? Кто сможет помочь?
Городок не большой, производства не работают, люди выживают, кто чем может. И мысли, мысли, мысли…
Сердце стало колотиться сильнее, в висках бой, в горле пересохло. Успеть, успеть, успеть…. Позвонят!? Срок какой? И снова мысли, путаясь, мешая, скачут, зацепиться не могут, всё далеко…
Где эти таблетки и нашатырь?
Ватку с нашатырем под нос. Пришла в себя. Слезы. В глазах непомерная тоска. Слова не идут. Мысли заплетаются друг за друга…
И вдруг тихо и спокойно:
- Иди помой голову, она у тебя
в чём то белом испачкана.
Провела рукой по его волосам, не отряхивается.
- Ты седой…
Ожидание звонка. Раннее утро. Нервы. Женщине плохо. Скорая помощь. Объяснил ситуацию. Сделали успокаивающее обоим. Женщину забрали в больницу.
Под успокоительным заснул.
Проснулся от звонка в дверь.
На пороге старушка.
- Сынок, не обидь отказом.
Сын у меня в Афганистане сгинул. Возьми. На похороны себе откладывала, да видать не время мне ещё.
И протянула деньги, завернутые в белую, чистую тряпицу.
Мужчина опустился на колени, прижался к ней и заплакал.
-
Поплачь, поплачь. Я своё отплакала. Бог даст, все будет хорошо.
Потом пришла фельдшер скорой помощи. Принесла деньги от всего медицинского персонала больницы и скорой помощи.
И люди пошли. Несли кто сколько мог. Мужчина низко кланялся всем.
Оказывается, фельдшер скорой помощи, была медсестрой в Афганистане. Она то и сообщила ветеранам - афганцам. Те, в свою очередь расклеили объявления, сообщили одним, другим - и пошла цепная реакция.
Прошло три дня в трудном ожидании звонка. Его всё не было.
А ещё через четыре дня сын вернулся домой…
В тот же вечер, когда был телефонный звонок, разведгруппа спецназа ГРУ, возвращаясь на базу, наткнулась на схрон боевиков.
Доложили. Принято решение - уничтожить. Выявили четырёх человек охраны. Те ни кого не опасались. Даже подступы не заминировали. Всё было закончено быстро и без шума. Чуть в стороне обнаружили яму - зиндан с пленными. Два милиционера чеченца, гражданский и два наших солдата. Доложили. Принято решение эвакуировать вертушками. Успешно.
И вот, двое седых мужчин, сидят за столом. Молчат. Всё уже рассказано. Бутылка водки так и не тронута. Время стало цениться как-то по-другому и не хотелось его тратить на алкогольный сумрак.
- Завтра выписывают, ей ещё не сказали. Я просил. Завтра перед выпиской подготовлю. Будь дома.
- Хорошо. Я при маме не буду говорить. Я скоро обратно…

Павел Захаров, военный пенсионер
Март 1995 г.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments