Category: дача

Мои книги

• Аннотация к "Рассказам русской француженки"

    "Рассказы Татьяны Масс обладают особым свойством: в них всё наглядно, всё живет, действует, меняется, меняет. И героев и читателей. Эти удивительные рассказы не просто читаешь. Их видишь. В русской литературе немного таких кинематографических писателей."

    Леонид Нехорошев
    редактор, затем главный редактор киностудии "Мосфильм" (1954─1982)



• Аннотация к повести "Я уехала в кантон Ури"

    "Никто из людей в нормальном состоянии ума эмигрировать не будет. Эмиграция — это катастрофа, сдвиг всех родовых пластов, потеря себя. В толчее общежития беженцев, когда я вижу, как пекут хлеб арабские женщины, как грузины приносят на продажу вещи, как албанцы лихо закручивают "козьи ножки", мне — уже потерявшей почти всякие желания — интересно наблюдать эту чужую страстную жажду денег, французского паспорта, любви, выпивки. Энергия чужих желаний спасает меня в моём нынешнем экзистенциальном одиночестве…"


• Аннотация к повести "Шартрёз"

   "Сюжет повести мне подсказал старый служитель в Музее монастыря Гранд-Шартрёз. Оказывается, туда наведывались русские с просьбой продать тайный рецепт всемирно известного ликёра "Шартрёз".
    После этого вокруг монастыря начали происходить странные вещи…
    А в России, в Санкт-Петербурге, где своевольная русская женщина мечтала стать обладательницей секретного рецепта, в то же время происходили события лихие, изменившие судьбу не одного человека..."



Француз уехал в Россию и создал там семейную независимую ферму

Француз уехал в Россию и создал там семейную независимую ферму. На этом видео он отвечает на вопросы об организации его фермы. К сожалению тут нет русских субтитров, но можно посмотреть его дом, сады, поля огороды, также животных и птиц, которых он выращивает там. Он там развернулся, молодец. Налоговая система в России гораздо более гуманна, чем во Франс - вот человек и трудится в поте лица, понимая, что это шанс создать такую ферму.


В России появился гениальный писатель Мирослав Бакулин

Бутылки и скелеты


Придумывать начало для начала всегда глупо и смешно. Начало времени — не время. Даже мир сотворен вдруг и мгновенно. Также мгновенно меняется самодеятельность ума моего соседа. Я с ним не пью, боюсь. Не потому, что не вынесу дозы, а потому, что не страдаю любопытством, старающимся изведать непостижимое. Его пьянство — огонь, а его тело — причина тени, которая все сгущается с годами. Поэтому я сторонюсь его борьбы с собой, потому что удар камня о камень показывает — в них сидит огонь. А к чему присоединяется огонь, тому скорее сообщает видимость, нежели темноту. Сосед все время что-то смутно прозревает в мире и, соответственно, в себе. А я, знающий огонь исповеди, боюсь увидеть в себе новые и страшные бездны, я трусоват.

Поэтому, когда мои дочери в ответ на чтение им стихов «Над смертью Вебстер размышлял» вместо благоговейного молчания отвечают мне неистовыми и дробными мольбами «куци-муци-сек», что значит «включи мультик Шрек», я удаляюсь на свой чердак, чтобы смотреть в соседский огород (наши дома стоят рядом) и упражняться в умозрении о существующем. Геометрия, астрономия, красота математики не пленяют ум мой, нет, все это — многопопечительная суета. Не погрешу в приличье наименования моих занятий, коль назову их упиванием метафизикой, но не простой метафизикой, а метафизикой движений подвыпившего соседа в огороде. Он ходит с лопатой и бутылкой, как бедный Йорик, ищущий себе последнего пристанища. Я предал его недавно тем, что построил себе септик и устроил канализацию. Супруга его, страдающая хроническими рыданьями, переходящими в гнев, решила, что и она на закате дней имеет право не выносить помои ведрами. И стала требовать копать и копать. Супруг стойко отказался, даже под угрозой уничтожения всего поля заначек. Он сказал ей:

— Люда.
Он придвинулся к ней и зашептал как безумный:
— Люда, там копать нельзя. Понимаешь, нельзя. Там люди лежат.
Она оторопела:
— Какие люди?
Он бешено вращал глазами, словно бы сбивал маленьким лазером черных невидимых мушек, облепивших жену:
Collapse )

Париж станет городом-фермой

Где можно выращивать кабачки и томаты в перенаселённом Париже? Причём в производственном количестве с реализацией через торговые сети?

К 2020 году "Зелёные" зоны Парижа вырастут на 100 гектаров за счёт посадки растений на крышах зданий по проекту Parisculteurs, начатому в 2016 году. Причём, треть этой площади займут не лютики-цветочки, а сельскохозяйственные культуры.




Парижская мэрия приняла 75 огородных стартапов. Требуемая общая площадь 15 гектаров. Городские фермеры обещают, что они смогут дать до 500 тонн свежих огородных продуктов.

Инициатором этого проекта является Пенелопа Комите заместитель мэра по озеленению. "Раньше моих коллег смешил мой план. А сегодня парижане выращивают фрукты и овощи на крышах, на балконах и в подвалах. Многие мировые столицы просят поделиться нашим опытом."

читать и смотреть фото