Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Мои книги

• Аннотация к "Рассказам русской француженки"

    "Рассказы Татьяны Масс обладают особым свойством: в них всё наглядно, всё живет, действует, меняется, меняет. И героев и читателей. Эти удивительные рассказы не просто читаешь. Их видишь. В русской литературе немного таких кинематографических писателей."

    Леонид Нехорошев
    редактор, затем главный редактор киностудии "Мосфильм" (1954─1982)



• Аннотация к повести "Я уехала в кантон Ури"

    "Никто из людей в нормальном состоянии ума эмигрировать не будет. Эмиграция — это катастрофа, сдвиг всех родовых пластов, потеря себя. В толчее общежития беженцев, когда я вижу, как пекут хлеб арабские женщины, как грузины приносят на продажу вещи, как албанцы лихо закручивают "козьи ножки", мне — уже потерявшей почти всякие желания — интересно наблюдать эту чужую страстную жажду денег, французского паспорта, любви, выпивки. Энергия чужих желаний спасает меня в моём нынешнем экзистенциальном одиночестве…"


• Аннотация к повести "Шартрёз"

   "Сюжет повести мне подсказал старый служитель в Музее монастыря Гранд-Шартрёз. Оказывается, туда наведывались русские с просьбой продать тайный рецепт всемирно известного ликёра "Шартрёз".
    После этого вокруг монастыря начали происходить странные вещи…
    А в России, в Санкт-Петербурге, где своевольная русская женщина мечтала стать обладательницей секретного рецепта, в то же время происходили события лихие, изменившие судьбу не одного человека..."



Мой новый рассказ Божья песенка


Мой новый рассказ

Божья песенка

Кюре набирал в Ворде текст праздничной проповеди. Он всматривался в экран, набирал текст, стирал его, вновь набирал…Свежих примеров для вразумления своих прихожан у него уже не находилось. За полвека служения кюре успел перебрать в своих выступлениях с амвона даже мелкие грешки рода человеческого. И его уже не вдохновляло вновь и вновь объяснять своей пастве, зачем родился Спаситель. Он замечал, как они облегченно вздыхают при заключительных возгласах его проповедей.

Священник поднял глаза от экрана, посидел в тишине. За окном моросил мелкий декабрьский дождь. К замку, что высился неподалеку на холме, подъехали два мини-автобуса с рабочими.

«Значит, баронесса все-таки приедет – подумал кюре.

Баронесса предпочитала отель в Монако или в Лос-Анжелесе. Она не любила этот замок. И не жила в нем. Но, как и предыдущие поколения владельцев, баронесса заботилась о своем родовом гнезде.

Замок был реликвией, ветшающим знаком их древнего рода, былого господства фамилии и мощи, воплощенной в этих стенах. Музей, а не место жительства.

Баронесса любила тепло, солнце, движение, толпу. Но в каждое Рождество она приезжала на три дня в маленький городок в Нормандии, устраивая торжественный обед для нынешней «знати»: мэра, полицмейстера, кюре.
Перед ее приездом управляющий нанимал дополнительных работников, чтоб очистить дорожки парка от листвы и веток, проветрить и вымыть дом, начистить паркет и люстры, проверить трубы, паровые котлы, канализацию, заменить электролампочки, закупить у лучших фермеров продуктов и вина.
В этом году прошел слух, что баронесса не приедет. Но вот опять, как всегда в середине декабря, управляющий развел работы вокруг замка, что означало скорый приезд хозяйки.

***
На колокольне зазвонили колокола. Это была репетиция перед праздничными мессами. Новенькая - монахиня Катрин - привезла из монастыря в Германии компьютерную программу для колокольни, и проверяла ее сейчас, закладывая в базу данных новые мелодии. Монахиня была молодая, в ней еще играл кураж и озорство. Вот сейчас на всю округу церковные колокола запели старинную немецкую песенку: «Ах, мой милый Августин, Августин, Августин!»

Прохожие на площади удивленно заворочали головами на колокольню. Городок превратился в большую музыкальную шкатулку с наивными куколками-людьми, двигающимися под механическую сентиментальную мелодию. Вот и булочник выглянул из свой пекарни: посмотрел на церковь, почесал голову, поправил свой колпак и скрылся.

Кюре от души рассмеялся.
Collapse )

Сценарные курсы: задание номер 9 - ВЫБОР



Выбор Эль Греко

Доменико помнил, как на Крите каждое воскресенье его отец, возвратившись из церкви, пообедав и вздремнув немного, звал сыновей, чтобы почитать им Библию. Доменико, а ему тогда было дет 8, поразила история Иосифа, проданного братьями в рабство.

«Почему же Иаков не благословил Иосифа? Ведь он так любил его!» – спросил мальчик у отца.

«Сынок, он и не перестал его любить» - погладил его по голове отец, удивившись разумности вопроса восьмилетнего мальчика.

«Иосиф спас свой род от голодной смерти, за это ему почтение во всем еврейском народе. Но Спаситель придет от другого сына Иакова»
«Но почему!» - не унимался Доменико

«Я так думаю, потому что Иаков слишком любил Рахиль. Поставил ее в своем сердце выше Бога…И от этой сильной любви не мог родиться Спаситель в потомках»


«Разве любить это грех?» - подключилась к обсуждению мать.
«Любить что-то или кого-то сильнее Бога – нарушение Первой заповеди – поднял палец отец.
Мать в раздумье покачала головой в ответ: «Нет…Иаков не благословил Иосифа, потому что тот слишком долго жил среди язычников»


***
«О, Крит мой, страна моя, родительница мужей знаменитых. Я не откажусь от Греции, пока Аполлон проливает на меня свой свет!» эти стихи критянина Фомы Тревизаноса – стали песней критских эмигрантов. В Толедо в маленьком трактире в греческом квартале бойкая старуха-хозяйка радостно улыбалась, приветствуя своего знаменитого земляка.
Collapse )



Сценарные курсы: Задание 4: Персонаж

«Да будет плоть едина!» -
В церкви на их венчании прослезились некоторые присутствующие: так трогательна была эта пара: худой, высокий, неуклюжий жених-француз и русская невеста в белом платье.
Анну в старом эмигрантском русском приходе полюбили: приехав на стажировку во Францию, она сразу отыскала православный храм и не пропускала не одного воскресенья, выстаивая службы в скромном платочке.
-А я вот не люблю платки – сказала ей старая дама в огромных жемчужных серьгах. Я предпочитаю шляпы.
На следующую службу Анна пришла в шляпе.
***
Своего будущего мужа Анна привела на собеседование к священнику, заранее объяснив: «Батюшка, должна вас предупредить: он не верующий, но вырос в католической семье».
Священник согласился провести обучение жениха в течение года, подготовив его к венчанию.
-Да ведь он ходил на эти беседы к священнику лишь для того, чтобы нас с ним обвенчали – рассказывала про мужа Аня, разговаривая с сестрой из России по скайпу.
- После всех книг, разговоров он не стал верующим, он не атеист, он агностик - а это безнадежный случай. Он не ходит в храм, говорит, что не может выстаивать по два часа в церкви на ногах, ему все там дико: поцеловать руку у священника, исповедоваться, рассказывая про свои гадости.
- Ну, какие гадости? - осторожно уточняла сестра (Боялась узнать, что-то ужасное про незнакомую ей нацию – французов)
- Он пьет по субботам – бутылку вина выпивает. Алкогольные наклонности.
- Неверующий муж верующей женой спасается – напоминала ей сестра. Пыталась утешить, чем могла, успокоить, ведь Аня только что сообщила ей, что беременна.
***
Collapse )


(no subject)

Многие пишут об особом русском пути, в котором нет места законности и праву, но есть лишь выбор между смутой и твердой рукой, нередко посягающей, увы, на тиранию.
Но Библейское Откровение дает иную обратную связь. Нет никаких особых национальных путей. Нет никакой традиционной кармы. Но есть грех - и есть горькие его последствия. Это может быть и утрата суверенитета, и разделение царства, и нашествие иноплеменников, и плен, и гибель.
Поэтому, если рассматривать все происходящее ныне в России как бедствие, вывод может быть только один - личное покаяние каждого. Независимо от поста и должности, прошлого и будущего. Здесь и сейчас. Покаяние и перемена образа жизни.
Об этом проповедовал Иоанн в пустыне. И был услышан чиновниками, воинами и теми, кто мнил себя духовными скрепами. Но его слова были адресованы всем.
Ибо Царствие Божие приближается к нам со скоростью нашего покаяния.
Далека Россия от такого Царствия?
Вопрос риторический?
Что ж, хороший повод омыть свой внутренний мир покаянием.
Это возможно и на троне, и в камере, и в машине с мигалками, и перед монитором, и в абортарии, и за школьной партой.
Отменяет ли это все иные заботы и хлопоты? Конечно, нет.
Но во всех них у нас появится Помощник и Покровитель, окрыляющий нас даром понимания и устраивающий все ко благу.
Отменяет ли это суждения о воровстве и лжи, манипуляциях и провокациях? Конечно, нет.
Но дает точку опоры: даже самый жуткий негодяй достоин жалости и молитвы о вразумлении и истрезвлении.
Является ли подобный пост политическим, на что ранее обратил мое внимание дорогой о Господе Прот. Игорь Фомин ? Хотелось бы надеяться, что в той же мере, что и проповедь Иоанна Предтечи. Но не более того.
Но уж если мы считаем государственность благом, дарованным еще в Ветхом Завете, то и все наставления народу Божию, данные в том Завете, отнесем к себе.
А ведь там сказано с горечью о блудодеяниях этого народа, о его неверности Богу Израиля, и о том, что Бог не оставит этого без внимания и будет подвергать Свой народ разным скорбям, пока тот не одумается и не обратится.
Это касается, в первую очередь, царей и первосвященников, но также - и всех живущих на Земле обетованной.
Полагаю, это касается каждого из нас.
Иеромонах Дм. (Першин)

«Люди устали от рационального христианства – в нем нет радостной тайны»

– Я думаю, люди устали от «рационального христианства». Такой подход ничего не дает сердцу, в нем не хватает радостной тайны, возможности настроить настоящую связь с Триединым Богом. Этот рационализм – не более чем полупустая корзина, лишь с инструкциями на уровне этики.

Беседа с финским профессором богословия Ханну Пёюхененом





https://pravoslavie.ru/135143.html

(no subject)

"Хадевейх", фильм французского режиссера Брюно Дюмон, в котором главная героиня - Селин - "визионерка", экзальтированно и мучительно ищет любви Христа, а приходит к исламским террористам.
При всей нагнетаемой сложности духовных поисков героини в этом фильме показана топонимика ухода от основ христианства: девушка одинока в своей вере, ее выгоняют монахини за ее чрезмерную аскетичность /"гордыня!"/, в парижском храме, куда она приходит на мессу, с алтаря исполняется концерт классической музыки.
Никому не нужная, разговаривая с родителями на уровне:" ты поела? куда ты идешь сейчас? - Селин попадает в компанию арабских парней, и именно там находит понимание своих вопросов о Невидимом.
Христианство Селин расплывчато - она называет своего отца придурком, нарушая заповедь Почитай отца и матерь, за что арабчик одергивает ее: как ты можешь , это же отец!"
Бесформенность мировоззрения юной француженки проигрывает перед четкими принципами мусульман, и она попадает под обаяние слов о жертве, справедливости. Соглашаясь на теракт, Селин уверена, что служит Христу...Удивительно мне, что студентка теологического факультета на знала, что Христос это милосердие, а не справедливость...
Смотреть этот фильм муторно, но не оторваться при этом.
Для меня было интересно, потому что я сама в поисках Христа забрела однажды в один ашрам под Стокгольмом и даже прожила там полгода...




(no subject)


"Англичанин хочет наживаться от ближнего, француз – импонировать ближнему, немец – командовать ближним, а русский ничего от него не хочет. Он не желает превращать ближнего в свое средство. Это братство русского сердца и русской идеи. И это есть Евангелие будущего. Русский всечеловек есть носитель нового солидаризма. Прометеевский человек уже обречен смерти. Наступает эпоха Иоанновского человека – человека любви и свободы. Таково будущее русского народа.

Запад движим неверием, страхом и себялюбием; русская душа движима верою, покоем и братством. Именно поэтому будущее принадлежит России…

У европейца — человек человеку волк, всяк за себя, всяк сам себе бог; поэтому все против всех и все против Бога; и героичность его есть очень часто эксцесс себялюбия и гордости — личной или национальной. Это корыстный и хищный героизм. Европеец доволен, когда ему завидуют, и терпеть не может, чтобы его жалели, — это унижение. Поэтому он скрытен, притворяется, чопорен, чванлив и театрально надут — и когда русский это видит, то у него щемит на сердце.

Русский подходит к своему ближнему непосредственно и тепло. Он сорадуется и сострадает. Он всегда склонен к расположению и доверию. Быстро сближается. Он естествен, и в этом его шарм. Он прост, интимен, склонен к откровенности, стремится быть полезным."

Вальтер Шубарт.
Немецкий философ.

(no subject)

"...«Богослужение было настолько кошмарным, что я понял: видимо, есть высшие причины, заставляющие людей высиживать его». Это слова одного из родственников американской писательницы Фланнери О'Коннор. И я прошу оценить их евангельскую парадоксальность. Человек как бы говорит: «Здесь (в церкви — прим. А.Т.) все требует ремонта и замены. Но мы ходим сюда все равно, потому что здесь есть то, что нигде не купишь и не положишь в карман». Так поступала и сама писательница, возвращавшаяся к посещению богослужения не на эмоциональном подъеме, а через силу, «потому что надо». Вот ее слова: «Звуки ужасающего пения, которое я так любила, заунывное чтение Библии, пустота и отстраненность богослужения, ужасная напыщенность проповедей, ощущение бессмысленности всего происходящего — все это лишь подчеркивало: какое чудо, что мы пришли сюда. Мы возвращаемся. Мы приходим. Неделя за неделей мы выдерживаем все это».

Таких людей немного. Нам их не хватает. Гораздо больше, в разы больше тех, кто ходит в храм, как в супермаркет, за определенным духовным удовольствием: пением, проповедью, исполнением Типикона etc. Не окажись на «полке» нужного «товара», человек в гневе уйдет, а на прощание потребует жалобную книгу. Но вот вам (нам, вернее) еще слова на тему. Их написал собственному сыну автор «Властелина колец» Толкиен. Его имя слишком знакомо, чтобы делать ему рекламу. Но уверяю вас, слова, которые вы прочтете, откроют вам личность писателя с очень неожиданной стороны. Внимание: «Могу порекомендовать следующее упражнение (увы, возможностей для этого предостаточно!): причащаться в обстоятельствах, оскорбляющих твой вкус. Выбери (пишет он сыну — прим. А.Т.) гнусавого или косноязычного священника, или заносчивого, вульгарного монаха; и церковь, битком набитую самыми обычными обывателями, невоспитанными детьми, — от тех, что орут и вопят, до тех продуктов католических школ, что, едва откроют дарохранительницу, откидываются назад и зевают, — неопрятными юнцами в рубахах нараспашку, женщинами в брюках, зачастую растрепанными, с непокрытой головой, Ступай к Причастию с ними (и молись за них). Эффект будет тот же (или даже лучше), нежели от мессы, которую прекрасно читает явный праведник, а вместе с тобою слушают ее несколько набожных, достойных людей».

Вы представляете! Куда денется вся наша критика Церкви, если мы только примерим на себя этот мудрый совет? Толкиен как бы говорит сыну: не ищи святых (ни прихожан, ни пастырей). Не гонись за духовными удовольствиями. Святые, конечно, есть. Но они сами тебя найдут со временем. Ты же ищи не духовных сладостей, а ищи Христа, благоволившего не отделять Себя от грешников. И там, где эстетический вкус твой оскорблен, быстрее и вернее может быть познано присутствие Того, ради Кого, собственно, и нужно ходить в храм. Фальшивая нота с хоров, «зажеванное» чтецом шестопсалмие, толкотня или, наоборот, странная пустота в храме способны отшелушить от души второстепенное и выявить главное. Таков путь.
Но это, конечно, путь не для всех. Это не широкая дорога и не сеть, ловящая многих. Это удочка, цепляющая всего по одной рыбе. Здесь есть незаметный героизм и тайный подвиг. Здесь много ума, которого так не хватает. И, возможно, один такой человек, доросший до поиска подобной зрелой веры, способен будет потом помочь многим. Слова Христа, обращенные к Петру, могут со временем отнестись и к этому мудрому искателю благодати: И ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих (Лук. 22: 32).
Collapse )

(no subject)

Вчера выехали на прогулку в радиусе 1 км - любимое место наших пригородских жителей, аллеи в сени дубрав. Погода была чудо - редкое в последние недели ласковое солнце.

Оформили все, как следует: регистрацию на телефоны, маски на лица.

И все же, увидев жандармский патруль, мы, признаюсь, как-то суетливо ускорили шаг, удаляясь от них прочь. Времени нам на прогулку выделено 1 час..

Видела, как жандармы браво проверяли документы у двух старушек, гревших старые кости на скамеечке. А по возвращении домой новость огорошила - вновь теракт, нападение на священника православного в Лионе....